Неполиткорректное панк-муви по роману русского классика

 

Американско-русский режиссер Виктор Гинзбург сегодня будет рассказывать нам о своем фильме «Поколение Пи», который в России большинство критиков отвергло, а публика все идет и идет на него. Мы встретились на кинофестивале в Карловых Варах, когда и состоялась мировая премьера ленты.

Виктор Гинзбург (Фото: Film Servis Festival Karlovy Vary)Виктор Гинзбург (Фото: Film Servis Festival Karlovy Vary) Гинзбург присутствовал на всех фестивальных показах фильма – ему непременно нужно проверить уровень звука, ему всегда кажется, что киномеханики слишком низко устанавливают звук. Но карловарские киномеханики оказались на высоте, карловарская публика ему тоже понравилась. Он хвастается, что видел очень много молодежи:

— На мой фильм люди умоляли попасть, на премьерном показе около ста человек, которым не хватило билетов, стояли у дверей и ждали. В России же был гигантский отклик на эту картину, и именно у зрителей. Целые курсы университетов шли смотреть кино – сами. За ним не посылали автобусы, как Никита Сергеич Михалков. Буквально тысячи людей обсуждали эту картину в Интернете, и это главное признание, которое мы получили. Нас поддержала молодежь, никто не верил, что молодежь поймет это кино. Даже мой прокатчик не верил, который выпустил это кино на 540 копиях, был уверен, что придет смотреть, только поколение «Пи». А 70 процентов наших зрителей была просто прогрессивная молодежь. Это и то, что я вижу здесь в Карловых Варах – меня очень радует реакция молодежи реально. В конечном итоге, это панк-муви. Это протестное кино, антиглобалистское кино, экспериментальное кино, и я очень рассчитывал на молодежь. Они образованные, их мозги более открыты, им надоела банальная традиционная киношная структура, они это видели уже 1000 раз.

Гинзбург извиняется после лова «овсянка», однако с увлечением защищает великое русское слово, заложенное в название «Поколение Пи». Одновременно он заявляет, что чувствует себя черной овцой, поскольку снял неполиткорректное кино. Хотя вроде бы в Карловых Варах неполиткорректное кино – не редкость. Да и что неполиткорректного в дословной экранизации Пелевина, когда сам автор давно и официально признана русским классиком.

Гинзбург это подтверждает:

— Вы говорили, что Пелевина преподносят заграницей как классика. Если студент приходит к профессору и спрашивает, чего бы такого почитать, чтобы составить впечатление о современной России, и куда она докатилась, то ему советуют Пелевина. Это вы сами слышали?

— Да, я знаю, реально, так и есть. Профессора литературы по всему миру, конечно, рекомендуют Пелевина как современного Гоголя, Булгакова… Русская классика – Толстой, Достоевский, Булгаков, Пелевин. Он, можно сказать, уже вошел в эту плеяду при жизни. Уникальная ироничная философия дает возможность отстраненного взгляда на то, что произошло и происходит в России. И не поучительного, не пафосного, а наполненного юмором, иронией, самоиронией, поэтому он несет уникально русскую философскую мысль в мир. Этим он и отличается от других писателей, как русских, так и западных.

«Поколение Пи» (Фото: Film Servis Festival Karlovy Vary)«Поколение Пи» (Фото: Film Servis Festival Karlovy Vary) — А почему вы выбрали Пелевина?

— Я не знаю, кто кого выбрал. Я – Пелевина или Пелевина – меня. Ну это судьба. Я прочел роман, влюбился в роман. Прочел его достаточно поздно, не на пике его популярности, а через три года после того, как роман вышел. Просто страшно захотел его экранизировать. Вы знаете, я с ним не общался три года. Это очень мудро, он убрал себя из процесса и лад мне просто снять кино. Он не участвовал в сценарии вообще. На самой начальной стадии мы как-то общались, потому что я в историю добавил что-то, чего нет в романе. Это я ему, конечно, хотел оказать, и ему это понравилось. Создание виртуального президента и все такое. После этого он самоустранился, у него свои задачи, он пишет роман в год. Уже после выхода фильма он материализовался и полностью меня поддержал, что меня очень радует. Более того, он дал мне права на экранизацию продолжения «Поколения Пи», где мы, наконец, узнаем ответ, кто за этим всем стоит, и познакомимся с богиней Иштар.

— Ну, это он должен был вам очень доверять.

— Знаете, он буддист… Это просто было не эмоциональное, а мудрое решение… Он очень мудрый.

«Поколение Пи» (Фото: Film Servis Festival Karlovy Vary)«Поколение Пи» (Фото: Film Servis Festival Karlovy Vary) Сейчас Гинзбург приступает к экранизации следующего романа Пелевина – продолжения «Generation P» — «Empire V». Этот роман он называет «русской матрицей». Неизвестно, сколько продлятся съемки вампирской истории по Пелевину, но на «Поколение Пи» ушло четыре года, а написание сценария – шесть лет. Проект снимался как независимое кино — деньги на съёмку Гинзбург привлекал самостоятельно.

— Было четыре остановки, у меня никогда не было полного бюджета на этот фильм, никто не верил в возможность экранизации этого произведения.

— То есть вы решили его финансировать сами не по идейным соображениям, а потому что вы нигде не могли достать денег?

— Конечно! Какие идейные? Идейность была в самом факте, что я его делаю. Я обратился ко всем ведущим российским продюсерам, мне все сказали как один – да, это очень интересно, но нет, это невозможно.

Виктор Гинзбург с премией, МФФ Карловы Вары (Фото: Film Servis Festival Karlovy Vary)Виктор Гинзбург с премией, МФФ Карловы Вары (Фото: Film Servis Festival Karlovy Vary) — А как они это аргументировали?

— Людям казалось, что это арт-хаус, очень дорогой, который никто ни когда не поймет. Если бы ты это снимал за пол миллиона долларов, мы бы тебе их дали. Вначале бюджет был 5, 5 миллионов, это было понятно, что фильм – это эпическая вещь. Это надо было снимать или правильно, или никак. И я не хотел идти на компромиссы, поэтому получил много отказов, в том числе и от государства.