Мечта о свободной Сибири

 

Недавно мы рассказывали вам о состоявшейся в Славянской библиотеке Праги презентации книги словацкого историка Лубицы Гарбуловой «Мечта о свободной Сибири. Сибирский автономизм и межвоенная Чехословакия», к которой было приурочено и открытие тематически близкой ей выставки. Немногие знают, что в Чехословакии существовало «Общество сибиряков», стремившееся объединить оказавшихся в эмиграции выходцев из Сибири. С куратором выставки Анастасией Копршивовой и об этом беседует Лорета Вашкова.

Иван ЯкушевИван Якушев — Я хотела бы вас попросить представить выставку, проходящую вместе с презентацией книги словацкого историка, в которой Л. Гарбулова раскрывает неизвестные факты о Сибири как таковой и о стремлении сибиряков к свободе, которое, можно сказать, эмигрировало вместе с ними — например, в лице Якушева, Брешко-Брешковской и других.

— Я думаю, что чехи об этом мало знают, но также и русские об этом мало знают, так как Сибирь — тема запретная. На первый план всегда выдвигается Сибирь как страна изгнанников, каторги и Гулага.

На выставке представлены первые популярные книги, посредством которых в прошлом читатель в увлекательной форме начинал ознакомление с Сибирью — Жюль Верн, Михаил Строгов, затронута и тема декабристов.

— Это было такое дворянство в изгнании. Хотя это была тяжелая жизнь, и они много работали, но все-таки это нельзя сравнивать с принудительными работами, каторгой …

— Да, и это была жизнь, позволяющая еще сохранять некие идеалы и представления об отечестве.

— Да, и, во-первых, с ними могли ехать женщины, и женщины придавали уют этой обстановке: они везли мебель и книги, они там все-таки встречались, жизнь не была такая ужасная, хотя многие ее и не выдержали в регионе с такими резкими изменениями погоды.

«Мечта о свободной Сибири. Сибирский автономизм и межвоенная Чехословакия»«Мечта о свободной Сибири. Сибирский автономизм и межвоенная Чехословакия» Посетители увидят на выставке работы двух выдающихся путешественников — одна из них написана норвежским полярным исследователем, общественным деятелем и ученым Фритьофом Нансеном, имя которого тесно связано и с русской эмиграцией.

— Так как в честь Нансена издавала Лига наций так называемые нансеновские паспорта, которыми пользовались русские эмигранты и эмигранты из Украины, Беларуси, Грузии и т. д. Кроме того, он очень помог русским во время голода в 1921-1922 гг., когда он поднял Европу, собирал большие деньги, и все это вывозилось на помощь голодающей России.

Напомним, что Международное бюро Нансена по вопросам беженцев даже удостоилось в 1938 году Нобелевской премии за усилия по распространению паспорта Нансена. Этот документ помог тысячам беженцев без гражданства обосноваться в иных странах, однако вернемся еще к представленной на пражской выставке работе подлинного филантропа, каковым являлся Нансен.

— Он назвал свою книгу «Сибирь — страна будущего», и надо надеяться, что страна Сибирь будет страной будущего.

Второй книгой, малоизвестной, является книга американца Кенана, это последняя четверть 19-го века. Он, в основном, был геометр, работал в русско-американском телеграфном обществе, которое тогда уже планировало проложение телеграфной связи между Америкой, то есть, Аляской – через Беренгов пролив – и Россией, телеграфную связь поперек Сибири. Так что он во время своих путешествий хорошо ознакомился с Сибирью и естественно встретил и нашел места поселения каторжан, где работали каторжане – его, прежде всего, интересовали политические заключенные, которых он потом поддерживал из Америки, или организовал помощь им – на американские доллары посылали заключенным в Сибирь деньги или продовольственные продукты, одежду.

— Благотворительной можно назвать и деятельность Екатерины Брешко-Брешковской, о которой вы упоминали на открытии выставки…

— Он открыл Америке личность Брешко-Брешковской как женщины-каторжанки – это для американских женщин было совсем непредставимо, что можно жить интеллигентной женщине, дворянке, в таких условиях такое продолжительное время.

— … И не сломаться, и потом вынести еще из этого что-то для других.

— Да, да, так что женщины, прежде всего, в городе Бостон организовали потом помощь Брешко-Брешковской в Сибирь, и эта помощь продолжалась, в основном, до конца 30-х годов, когда Брешко-Брешковская уже осела в Чехословакии. Вначале на Подкарпатской Руси –это была часть Чехословакии, а потом, на старости лет, когда она уже была слепая и немощная, она жила в Праге, у своих друзей, тоже каторжан – Архангельских и Лазаревых.

— Жила «бабушка русской революции» Екатерина Константиновна Брешко-Брешковская под Прагой, в местечке Хвалы Горни Почернице – административно сегодня это двадцатый округ Праги, и там похоронена. Она умерла в 1934 году, в возрасте 90 лет.

Лубица Гарбулова: «Сибирский автономизм. Источники, проявления, рефлексии (1917 – 1939)»Лубица Гарбулова: «Сибирский автономизм. Источники, проявления, рефлексии (1917 – 1939)» — На ее похороны приехал Керенский, который ее встречал, когда она возвращалась из Сибири в 1917 году, и ее торжественно встречали на всех вокзалах по пути. Президент Чехословакии Т. Г. Масарик прислал на ее похороны венок — в знак уважения (прим. ред.).

— А еще мы должны упомянуть об Иване Якушеве, который в большой мере способствовал гласности этой темы.

— Да, Якушев был одном из членов областнического движения в Сибири, который утверждал, что править такой огромной частью территории должен тот, кто знает ее, и все ресурсы, которые там существуют, должны идти на пользу, на развитие этой страны. Их идеи и планы касались борьбы за независимость, но в рамках России. Они все время утверждали, что они не хотят рушить связь с Россией, что Россия и Сибирь есть единое, но что надо, чтобы Сибирь не была только местом, откуда вывозится добро и куда посылают заключенных.

Это областническое движение, напоминает Анастасия Копршивова, продолжалось всего два года – в 1917-1918 гг. и часть 1920 года.

— И большая часть этих областников разбежалась по всему свету – некоторые уезжали оттуда через Японию, Китай в Америку, некоторые уехали в Европу с легионерами, Якушев со своей семьей приехал в 1922 году в Прагу. Здесь он осел и начал свою организационную деятельность, то есть, издание журнала «Вольная Сибирь» и издание материалов Сибирского архива, ему предстояло также стать председателем «Общества сибиряков», которое здесь существовало. Эта организация сумела объединить сибиряков, которые были разбросаны по всему миру.

— До какого года выходил журнал «Вольная Сибирь»?

Анастасия КопршивоваАнастасия Копршивова — «Вольная Сибирь» выходил до 1936 года, Иван Якушев умер в 1935 г. После его смерти все это быстро свернулось, так как он был тем, кто больше всего работал и это организовал, и он умел это, но «Общество сибиряков» существовало в Праге до 1939 года. То есть, до момента, когда началась немецкая оккупация Чехословакии, когда это общество было ликвидировано, как и много других обществ.

Материалы, касающиеся Якушева и его супруги, Брешко-Брешковской, Зубашева и этих общественных дел, были переданы в Русский зарубежный архив в Праге во время войны, или после смерти Якушева часть туда попала. Архив был вывезен в Москву после 1945 года, так что все эти материалы сейчас хранятся в ГАРФе в России.

— А к ним открыт доступ?

— К ним открыт доступ. Не знаю, сколько исследователей уделяют внимание этой теме. Я думаю, что очень хорошо, что этим делом занялась мадам Гарбулова из Прешовского Университета, это очень полезно.