Дети-шпионы

 

Сегодня мы продолжим начатый в июне рассказ о появившемся весной нынешнего года на чешском книжном рынке документальном романе «Я был ребенком-шпионом» словацкого автора Йозефа Коллара. В основу книги легло свидетельство жителя Словакии, ныне 58-летнего Павола К. В детстве он прошел интенсивный курс подготовки для несовершеннолетних агентов в военном санатории в татранской Новой Полянке. Чехословацкие спецслужбы проводили отбор подходящих для этой цели школьников в возрасте от 9 до 14 лет в пионерских лагерях.

«Я был ребенком-шпионом» (Фото: MLADÁ FRONTA)«Я был ребенком-шпионом» (Фото: MLADÁ FRONTA) Пройдя подготовку, подростки принимали участие в слежке за высокими должностными лицами компартии, членами их семей и за дипломатами. Ячейка Павола К. трижды предпринимала вылазки за рубежом. Помимо слежки за турецким поставщиком оружия, ее обязали шпионить за супругой чехословацкого посла. «Дети совершенно не бросаются в глаза, они надежны и обходятся дешево», написал посвященный в детали программы вербовки несовершеннолетних агентов Минобороны Чехословакии, которая завершилась в 1985 году по причине недостатка финансовых средств, и не назвавший своего имени полковник. Он также утверждает, что добытые детскими шпиками сведения помогли чехословацкому президенту Людвику Свободе остаться на своей должности после событий 1968 года.

Во время презентаций романа, проходивших как в Словакии, так и в Чехии, Павол К. вновь повторил, что история эта не является придуманной. Более того – когда книга появилась на свет, с ним связались люди из темного прошлого.

«Он сказал, что в связи с выходом в свет книги на английском и на чешском языке к нему несколько раз обращались люди из среды бывших «работодателей», и ему якобы пришлось даже наведаться в Москву, где от него потребовали объяснений и, в свою очередь, разъяснили, при соблюдении каких условий он может публично об этом обмолвиться. То есть, при сохранении каких информаций он может позволить просочиться каким-то сведениям, причем это предупреждение носило угрожающий характер. Я. признаюсь, осознавал отчасти провокационный характер этой темы, но принял этот вызов, так как тема меня взволновала, и книга написана хорошо. Я решил рискнуть, не имея гарантий подтверждения в будущем подлинности изложенных в книге событий»,

— говорит Давид Паздера, ответственный редактор издательства Mladá fronta, в котором вышел роман «Я был ребенком-шпионом».

Фото: ЧТ24Фото: ЧТ24 — Каким образом Павол К, а вместе с ним и автор документального романа, сделал заключение о том, что в игру были втянуты почти двести несовершеннолетних ребят?

«В последней части книги ее автор Йозеф Коллар опубликовал письменное интервью с полковником Чехословацкой военной разведки, который выступал в нем анонимно. Тем не менее, он, хотя и очень сухо и неэмоционально, подтверждает информацию о детских агентах и приводит цифру – 198 завербованных человек, а также говорит о разделении ребят – речь шла исключительно о мальчиках, на возрастные категории и выделяет категорию детей из социально слабых семей».

Мы продолжим начатый в июне разговор с писателем Йозефом Колларом.

— Критики из числа чешских рецензентов и историков довольно скептично отнеслись к излагаемой в вашем романе возможности вербовки несовершеннолетних агентов в период социалистической Чехословакии. Историки, например, вспоминают в связи с этим лишь о случае сотрудничества с органами госбезопасности 16-летней девушки из Мельника под Прагой.

«Я ожидаю, что со временем, возможно, удастся найти доказательство того, что чехословацкие спецлужбы действительно вербовали шпионов в рядах детей, и что это доказательство, в свою очередь, поможет дальше продвинуться в исследовании этой проблематики. Реакции журналистов мне отчасти понятны, я сам был журналистом и могу сказать, что ценил чешских коллег за то, что они более решительны в открытии правды и являются более инвестигативными, чем мои собратья по цеху в Словакии. Рецензенты хотят доказательств на бумаге, и я верю, что смогу со временем такие доказательства им предоставить».

Фото: ЧТ24Фото: ЧТ24 — Помимо Павола К. (в чешском пер. Павел), ставшего прообразом главного героя вашего романа — я напомню нашим слушателям, что вы познакомились с ним в 2004 году, должны ведь существовать и иные свидетели вербовки несовершеннолетних. Вы пытались их найти?

«Свидетели существуют и живут своей жизнью, не желая привлекать к себе излишнего внимания. Я хотел встретиться с одним или с двумя людьми, о которых мне Павол К. говорил, но они не желали этой встречи. Я также стремился встретиться с пражским психологом (психолог якобы тесно сотрудничал с советской армией – прим. ред,), который придумал, как готовить к таким задачам несовершеннолетних детей, но и он в последний момент отказал мне во встрече, Некоторые из этих людей вскапывают себе свои огороды, просто они живут совершенно обычной жизнью».

— А у вас самого не закрадывались сомнения относительно подлинности того, о чем вас информировал Павол К.?

«Миллионы раз я усомнился в правдивости всего этого. Я скажу честно – я пытался поймать Павола на какой-нибудь детали, несоответствии. Однако я сам пишу рассказы, подготовил множество репортажей, путешествовал не только по Словакии, но и по всей Европе, и весь этот опыт и мое чутье подсказывают мне, что все то, о чем он говорил, один человек просто не в состоянии придумать. Ряд деталей, которые Павол излагал весьма подробно, их нужно было прожить, иначе в такой последовательности они бы не выстроились».

— Помимо романов для взрослых, вы пишете также литературу для детей, которая была представлена в нынешнем году на книжной ярмарке в Праге. Как эти подходы к различным адресатам переплетаются в вашем творчестве?

«Когда мне необходимо отдохнуть от одной темы, я могу, к счастью, перескочить на другую. Когда я пишу для детей, это для меня душевное отдохновение и определенное очищение, потому что для детей человек должен писать с открытым сердцем. Я тем самым прихожу в себя после этой взрослой литературы».

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.