Дабы не заблудиться в русской культуре последнего двадцатилетия

 

В среду в Национальной библиотеке Чехии, пражском Каролинуме состоялась лекция филолога-слависта Томаша Гланца об актуальной русской культуре в более широком контексте. Здесь же была также представлена его книга SOUOSTROVÍ RUSKO («Архипелаг Россия»), вышедшая в издательстве Revolver Revue в прошлом году.

«Архипелаг Россия»«Архипелаг Россия» Это чешский путеводитель объемом более трехсот страниц по тропам русского культурного поля последних двадцати лет, который посредством семнадцати монографических портретов писателей и представителей иных ипостасей художественного мира стремится обозначить, как пишет сам автор сборника, «значительные отличительные черты этого пространства, в котором определялись и развивались упомянутые в книге творческие пути». Выбор личностей, призванных приблизить читателю процессы в этой обширнейшей творческой лаборатории – среди «исследователей», к примеру, представители писательского цеха Виктор Пелевин, Людмила Улицкая, Владимир Сорокин, Михаил Шишкин, Елена Фанайлова, режиссер Алексей Попогребский или композитор Леонид Десятников, не продиктован стремлением создания неких умозрительных иерархических связей между различными областями культуры и ее носителями.

Более подробно о книге мы побеседуем с Томашем Гланцем в рамках рубрики «Разговор напрямую» 4 апреля, а пока лишь несколько вопросов автору «Архипелага Россия».

Томаш Гланц (Фото: fra.cz)Томаш Гланц (Фото: fra.cz) — Какому читателю предназначается книга с подзаголовком «Иконы постсоветской культуры»?

— Ну, там довольно строгие ограничения, которые вытекают из того, в каком издательстве эта книга была издана и с какой целью. Это не научная книга, там до минимума сведены сноски, ссылки на теоретические аспекты обсуждаемых тем, цитаты теоретического характера. Это должна быть книга, которую может читать любой образованный человек — не только русист, не только тот, кто профессионально занимается русской литературой, не только тот, кто занимается профессионально литературной или культурной теорией, а скорее человек, который интересуется тем, что в сегодняшней России в области культуры происходит.

«Космонавт» (Фото: Олег Кулик)«Космонавт» (Фото: Олег Кулик) Я, конечно, попытался таким «контрабандным путем» засунуть в книгу и некоторые тезисы, у которых, как мне кажется, есть некоторый теоретический потенциал, но будут ли они так восприняты, я, конечно, не имею ни малейшего понятия.

— Вы сегодня тоже упомянули главу об Улицкой и одной из ключевых ее книг «Даниэль Штайн, переводчик». С радостью для себя я услышала, что эта книга наконец-то будет переведена на чешский язык. Думаю, что таким образом будет возвращен большой долг, который у издательств в данный момент имеется перед русской литературой. Могли бы Вы сказать, когда это произойдет и кто сопричастен к этому событию?

«Музей природы или Новый рай» (Фото: Олег Кулик)«Музей природы или Новый рай» (Фото: Олег Кулик) — Я не знаю точно, когда книга выйдет, но если я ничего не путаю, то над переводом романа «Даниель Штайн, переводчик» работает переводчица Алена Махонинова и, опять могу ошибаться, но думаю, что издание этой книги поддержал Фонд Михаила Прохорова, который недавно открыл программу по поддержке издания русской литературы за рубежом. И если это так, у нас есть реальный шанс наверное в течение года иметь возможность уже читать Улицкую и по-чешски.

— И не только пересказывать нашим чешским друзьям, что существует такая потрясающая книга.