Чехи привезут в Петербург «Балладу про бандита» в духе Достоевского

 

Брненский театр «Гусыня на привязи» отправится в июне на гастроли в Россию. В Санкт-Петербурге театр представит одну из самых успешных своих работ – «Балладу для бандита» Владимира Моравека. На веб-страницах театра дано такое описание этой истории – «О том, как женщина умеет выцеловать, выгладить и выкусить мужскую ярость». На то, чтобы петербуржцы увидели это выцеловывание в исполнении Яна Задражила и Эвы Врбковой, Южноморавский край выделил 750 тысяч крон.

«Баллада для бандита»«Баллада для бандита» Так, evergreen, римейк постановки 1975 с Ивой Битовой и Мирославом Донутилом. О нем расскажет его режиссер, который отважился вступить дважды в одну реку — Владимир Моравек:

«Это культовый спектакль тетра «Гусыня на привязи», который в этом году празднует сорок лет своего существования. Если вы спросите чеха, что такое «Гусыня на привязи», он ответит – «Баллада о бандите». Этот спектакль ставил еще Зденек Поспишил 35 лет назад. Когда я пришел в этот театр, я решил начать новой версией этого спектакля, что было очень рискованно. Мы очень боялись, что это будет воспринято как сиквел, что оригинальные актеры слишком врезались в память зрителям… Потом случилось чудо, публика приняла наш спектакль с восторгом – до сих пор это самый наш успешный спектакль, мы играли его уже более 150 раз, за билетами стоят очереди, они раскуплены на пару месяцев вперед».

— Это та причина, по которой вы выбрали для гастролей в Питере именно эту пьесу?

Режиссер Владимир МоравекРежиссер Владимир Моравек — Ну и еще то, что история происходит в Закарпатской Украине, и нас потому тянуло на восток…

— В описании сказано, что спектакль поставлен а-ля Достоевский. Что это означает?

— Один из самых важных проектов нашего театра – «Сто лет кобры», в рамках которого мы с 2005 по 2009 год ставили произведения Достоевского. Первая часть была посвящена Раскольникову, его преступлению и его наказанию, вторая часть в нашей подаче называлась «Князь Мышкин – идиот», третья часть «Бесы» называлась у нас «Ставрогин – дьявол» и потом были «Братья Карамазовы». Каждый год мы представляли один из этих великолепных романов, огромный интерес со стороны чешской театральной общественности, все представления показало чешское телевидение. И вот эта достоевщина, вопросы героев: «Что позволено? Ведь Бог мертв, значит, позволено все?», поиск чего-то ценного, чего-то, что имело бы смысл в бессмысленном мире – это стало духовной основой нашей постановки «Баллады про бандита». И там опять вот эта славянская душа, которая все потеряет, а потом насытится только тем, что полюбит кого-то другого больше, чем самое себя. В этом смысле баллада тесно связана с миром Достоевского…

«Баллада для бандита»«Баллада для бандита» — Спектакль будет показан по-чешски? А как с переводом?

«Будут субтитры, если уж кому-то так захочется посмотреть, что конкретно в этот момент говорится, но я думаю, что и особой потребности в них нет, потому что это музыкально-драматическое произведение, и оно работает и без слов, как хорошая опера».