Автомобили, преображающиеся в птиц

 

Последние месяцы имя чешского скульптора Лукаша Риттштейна у всех на слуху в связи с его детищем — птицеавтомобилем. Этот художественный гибрид встречает посетителей, направляющихся в чешский павильон на всемирной выставке EXPO-2015 в Милане, прямо на глади бассейна с солнечными бликами, приглашая к совместному омовению. Голова птицы по своим размерам превышает авто — напоминание о наличии у природы мощи, превышающей возможности техники. Конструкция сделана из биопластмассы — в отличие от обычных пластмасс, она изготавливается не из нефти, а из использованного подсолнечного масла.

Фото: архив пражской галереи DOXФото: архив пражской галереи DOX Тех, кто пока не собирается в Милан, Риттштейн завораживает своими скульптурными открытиями на выставке «Все обстоит иначе» в пражском центре современного искусства DOX. Здесь они вместе с художницей и фотографом Барбарой Шлапетовой делятся художественным опытом, приобретенным во время вылазок в мир папуасов Новой Гвинеи. Сегодня мы продолжим рассказ о встрече папуасского племени Яли Мек с астронавтами NASA и фильмов о ней, начатую в программе 7 мая, а также о скульптурном цикле «Автомагистраль».

Рисунки вместо сперматозоидов

Лукаш Риттштейн: цикл «Автомагистраль» (Фото: архив пражской галереи DOX)Лукаш Риттштейн: цикл «Автомагистраль» (Фото: архив пражской галереи DOX) Скульптуры — моментальные снимки души, остановленное действие, которое в следующую секунду будет меняться и развиваться, а статуя «Прилив 2001» — это вскрытие, рассказ о теле, священная эрекция, где вместо сперматозоидов запечатлены рисунки моих близких. Так охарактеризовал Лукаш Риттштейн некоторые из своих работ, созерцание которых побуждает многих к интуитивному поиску связи между молекулами, атомами, генами, обрывками памяти, которые не поддаются ни формализации, ни схематизированию. Цикл «Автомагистраль», представленный в DOX, вдохновлен впечатлениями во время пребывания в джунглях. Им посвящены несколько книг, написанных скульптором в соавторстве с Б. Шлапетовой, как и интервью, предоставленное скульптором русской редакции Радио Прага.

— На протяжении примерно пятнадцати лет, в течение которых мы с Барборой туда возвращались, мы постепенно выяснили, каким образом настартован процесс связи папуасов с окружающим миром. В первый наш приезд мы видели, как они начинают общаться и торговать с соседними племенами, обмениваться с ними информацией, выходить из каменного века. По мере возрастания их потребности в информированности и в более спокойной, комфортной жизни они были способны прекратить бои с соседями, которые оказались более продвинутыми в сфере цивилизации и торговли, и превратились в торговцев или стали bubbleteather.

Папуасы и астронавты пожали друг другу руки

Фото: архив пражской галереи DOXФото: архив пражской галереи DOX За это время мы поняли, что духовное богатство гвинейцев исчезает по мере учащения контактов папуасов с миссионерскими больницами, аэропортом или рынком, поскольку они начинают говорить ужe не о духах, a интересоваться тем, как же им попасть на тот самый рынок. Мы чувствовали, что у нас осталось совсем немного времени, всего несколько лет, чтобы спросить их про самое насущное.

— Общаясь с папуасами, вы не только спрашивали их, но и сами отвечали на ими поставленные вопросы и выслушали пожелание жителей Новой Гвинеи, загоревшихся желанием познакомиться с «белокожими начальниками». Теми из них, которые способны путешествовать на небо вроде их жрецов, что, наконец, обернулось встречей туземцев и астронавтов, и с «просто большими начальниками», поэтому вы стали посредниками в общении между ними и тогдашним президентом Чехии Вацлавом Гавелом. Папуасы задавали ему всевозможные духовные вопросы, Гавел отвечал на них и задавал им свои. Но вернемся к астронавтам. Сколько времени понадобилось вам для того, чтобы устроить рандеву гвинейцев и покорителей космоса в 2012 и 2013 г., и открыть нужные двери в NASA?

Барбора Шлапетова (Фото: ЧТ24)Барбора Шлапетова (Фото: ЧТ24) — Барбора Шлапетова начала завязывать контакты с NASA уже в 2006 году. Только после того, как она прошла там проверку и сдала сложные экзамены, ей предоставили контакт на астронавта Лерой Чау из научно- исследовательской секции. Он восторженно откликнулся на нашу инициативу, и сотрудничество это переросло в большую дружбу. Лерой Чау самым естественным образом стал составной частью целого нашего проекта, к которому он также привлек своего друга, японского астронавта Коичи Вакату. Ваката провел в прошлом году в космосе более полугода, почти восемь месяцев. Так что посредством этой встречи с астронавтами мы предоставили папуасам — как мы полагаем, своевременно, возможность сравнения наших и папуасских путешествий на небо.

— Самые большие изменения в жизни гвинейцев за этот период, который вы имели возможность наблюдать?

Фото: архив пражской галереи DOXФото: архив пражской галереи DOX — Молодые люди, большинства родителей которых во времена наших первых приездов цивилизация почти не коснулась, сегодня ходят в миссионерские школы и научились читать. Многие из рассказчиков историй старшего поколения умерли, авторитетные предводители племен стали старостами и налаживают уже контакты с администрациями городов. Тамошние жители вместо высушенных листьев покрывают крыши хижин волнистой листовой сталью – это стало настоящим хитом этого края. Гвинейцы также собственными руками строят рядом со своими деревнями посадочные площадки, чтобы иметь возможность принимать у себя миссионерские больницы, базары и тому подобное. Так что на фоне подрастающего поколения, которое постигает грамоту, остались уже лишь считанные единицы старых могикан, которые знают еще эти старинные истории и прежде с помощью дыма осуществляли путешествия вместе со своими отцами на небо.

Несколько лет назад Барбора Шлапетова предложила режиссеру Яну Свераку – напомню нашим слушателям, что именно он снял оскароносный фильм «Коля» о чешском музыканте, который в результате фиктивного брака становится отцом русского дошколенка, поехать в экспедицию с вами, и в гвинейских джунглях Сверак снял получасовой фильм Cestování dýmem («Путешествие по дыму»).

Режиссер Ян Сверак (Фото: Прокоп Гавел, Чешское радио)Режиссер Ян Сверак (Фото: Прокоп Гавел, Чешское радио) — Да, в результате этого возникла кинопоэма, в которой Лерой Чау общается с папуасами у костра. В фильме показаны моменты, когда эти последние из оставшихся папуасских рассказчиков делятся своими специфическими переживаниями, и присутствие 90 процентов остальных жителей этой деревни при таких беседах уже исключается, так как они живут уже совсем другой, «новой» жизнью. Опыт стариков считается местными уже устаревшим, а подчас даже возводится ими в ранг криминальных преступлений. Поэтому узкий круг этих рассказчиков сейчас держит ухо востро в отношении своих соплеменников.

Запечатленный в фильме Cestování dýmem (2012-2014 г.) художественно-антропологический хэппенинг Шлапетовой и Риттштейна в Западном Папуа, провинции на острове Новая Гвинея, проецируется одновременно на трех экранах. В рамках выставки в галерее DOX фильм можно посмотреть по выходным дням до 8 июня. Еще одна документальная картина Яна Сверака Space Call Happening (2013) является свидетельством беседы астронавта с главой племени, какое доныне в истории еще не представлялось возможным.

В предчувствии новой истории человечества

Лукаш Риттштейн (Фото: ЧТ24)Лукаш Риттштейн (Фото: ЧТ24) Здесь же, в DOX, вместе с фотографиями и рисунками Шлапетовой представлены работы Риттштейна за последних шесть лет и, прежде всего, цикл монументальных скульптур «Автомагистраль», вдохновленный, помимо прочего, впечатлениями завершающей стадии эры глобализации. Скульптор не оценивает ситуацию и, будучи далек от мифа о «благородном дикаре» Жана-Жака Руссо, стремится запечатлеть состояние реальности, которая в ближайшем будущем исчезнет.

— «Автомагистраль» — отражение восприятия ситуации у нас, в центре Европы, и в других столицах мира, а также в потаенных уголках джунглей, куда после 2000 года начали проникать электронные устройства и информация. Мы считаем, что тем самым наступила смерть первой культуры человечества эпохи собирательства и охоты, до сих пор существовавшая в самом диком месте планеты, на Новой Гвинее. Мои статуи вдохновлены всем этим. Это — символы цивилизации, транспортные средства, которые теряют свое предназначение, предстают в других формах и преображаются в птиц, или сливаются со скалами, превращаются в пещеры. Вообще с автомобильной темой, темой транспортных средств я работаю часто.

Лукаш Риттштейн: цикл «Автомагистраль» (Фото: архив пражской галереи DOX)Лукаш Риттштейн: цикл «Автомагистраль» (Фото: архив пражской галереи DOX) Это своего рода метафоры в скульптуре, метафоры чувств на пороге нового тысячелетия, заключает Лукаш Риттштейн.

— Выставка получила название «Все обстоит иначе», что отражает ситуацию, когда мы осознаем — некоторые вещи потеряли силу. Например, мечты о научно-техническом прогрессе. Вместо этого появляется нечто, более открытое природе, и начинается поиск новой истории человечества, поиск равновесия между миром природы и миром техники.

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.