Андрей Звягинцев: «Пока мы будем лжепатриотами, мы будем носиться с тем, что мы – великое государство. На самом деле таковым не являясь»

 

Здравствуйте, следующие пол часа мы проведем в компании российского режиссера Андрея Звягинцева, автора картин «Возвращение» и «Изгнание». Он прибыл в Прагу на фестиваль «Фебиофест», где представил свою последнюю ленту — «Елена». Поговорим о кино. Наслаждайтесь.

Андрей Звягинцев (Фото: Архив фестиваля Febiofest)Андрей Звягинцев (Фото: Архив фестиваля Febiofest) — Вот вы говорили о том, что когда меняется значение текста на бумаге и в кадре, и что –то с этим нужно делать, мне пришло в голову, что, наверное, таких этапов вообще очень много. Начиная с того, как появляется сама идея, потом когда она излагается в сценарии, потом вы видите ее на экране, она проходит через нескольких актеров в процессе кастинга, потом монтаж… Наверное, бывает такое, что финальная версия от изначальной задумки вообще очень сильно отличается. Я права или нет?

— Ты проживаешь эту жизнь вместе с замыслом. И по мере движения из точки А в пункт Б происходят в этом путешествии многие изменения, но они происходят вместе с тобой. И ты не можешь особенно отличить, что было и что стало теперь. Иной раз просто удивляешься тому, что в первой версии был вот такой эпизод, даже удивляешься этому, потому что ты вместе с замыслом движешься к его воплощению. Вот есть литературный текст –диалог, очень изобилующий словами и эпитетами и какими-то повторами. Когда ты читаешь этот текст на бумаге, ты впечатлен, и тебе кажется, что это замечательно, но когда этот текст становится живой плотью, люди, сидящие перед тобою, голосом начинают произносить этот замечательный текст, ты в этот момент понимаешь, что это слишком. Живые люди должны говорить как-то по-другому. Вот и все. То есть, здесь литература теряет свою магию. Потому что в силу вступает уже другая материя, другое существо. Человек с его глазами, с его выражением лица, с мимикой, которая очень часто очень много говорит сама за себя — вместо слов. Вот и все. Я это имел в виду.

— Я очень часто, когда разговаривала с писателями, литераторами, они признавались, что в процессе написания текст переворачивается как ребенок в утробе. Получается совсем не то, но они его оставляют. Раз он такой вышел, то пусть таким и будет. У вас такое бывает?