«Аферы» Национального музея

 

Какие скандалы, связанные с политиками, стали бестселлерами чехословацких газет и журналов в конце XIX века, а также в столетии двадцатом, и довольно продолжительное время подпитывали интерес общественности? Если вас интересует ответ на этот вопрос, то отправляйтесь в пражский Национальный музей на выставку «Аферы», рассказывающую о самых громких скандалах прошлого и людях, которые в них были замешаны.

Фото: Национальный музейФото: Национальный музей В прошлом, как и сегодня, пресса не пропускала ни одного крупного дела, связанного с коррупцией, растратами или попытками смещения политиков со значительных государственных постов при помощи компромата. Все похоже, но только разобраться в происходящем сегодня публике несколько сложнее. В XIX или в начале XX столетия справиться с задачей было несколько проще, подчеркивает куратор выставки «Аферы» Яна Мезерова: «Дело в том, что многие газеты и журналы были ясно политически ориентированы, они просто являлись органами информации конкретных партий. Все знали, на чьей стороне стоит тот или иной печатный лист. Одновременно существовала и независимая пресса, которая стремилась оценить происходящее беспристрастно».

Во время подготовки выставки Яне Мезеровой пришлось прочитать массу архивной прессы и, как она сама призналась, это было не только интересно, но и весьма забавно: «Пресса времен Первой республики была не только сугубо серьезной, существовали и сатирические издания. Одним из таковых, и весьма интересным, был лист «Добрый день», куда посылали свои карикатуры прекрасные художники, например, Франтишек Музыка. Издавалась, но весьма недолго, также одна кошмарная вечерняя газета, редакторы которой выбирали темы по особому принципу и в связи с рассматриваемым предметом занимались мистификациями. Естественно, среди политиков и общественных деятелей существовали лица, которых пресса «особенно любила»».

Во времена Первой республики таковыми являлись, например, политики правого крыла. Своей чрезмерной серьезностью у многих художников-авангардистов они вызывали желание – «сбросить их с пьедестала». Одним из объектов насмешек был, например, первый председатель чехословацкого правительства Карел Крамарж.

Карел Крамарж, фото: Wikimedia CommonsКарел Крамарж, фото: Wikimedia Commons — «Он был высоким человеком со скульптурными чертами, вдобавок, весь имидж, создававшийся им, был подчинен стремлению выглядеть, как «настоящий государственный деятель». Он себя таковым и считал. Естественно, что высоко поднятый подбородок и короткая стрижка Крамаржа стали главным опознавательным знаком для карикатуристов».

В экспозиции «Аферы» посетители могут полюбоваться и портмоне первого премьера Чехословакии. Существует легенда, что во время покушения жизнь ему спас набитый деньгами кошелек. Однако на выставленном портмоне дырки вы не найдете.

— «В коллекции Национального музея есть два портмоне, принадлежавших Карелу Крамаржу, однако, ни на одном из них нет следов пули. Возможно, ни один из этих кошельков просто не был в кармане премьера в момент покушения, или же это неправда». Не могла пресса времен Первой республики пройти мимо особы Иржи Стржибрного, многократного министра, а позже и владельца бульварных изданий. Его карьера началась еще в период существования австро-венгерской монархии. Будучи молодым человеком, Иржи Стржибрны вступил в Чешскую национал-социалистическую партии, активно участвовал в движении, направленном против австро-венгерской монархии и стал одним из пяти политиков, подписавших закон, которым учреждалось самостоятельное чехословацкое государство.

Иржи Стржибрный, фото: Wikimedia Commons Иржи Стржибрный, фото: Wikimedia Commons Яна Мезерова: «Карьера Стржибрнего была сложной. Президент Томаш Гарриг Масарик длительное время считал его весьма способным политиком, и в первую очередь прекрасным организатором. Однако не всегда это подтверждалось. «Черная кошка пробежала» между президентом Массариком и Иржи Стржибрным, когда они по-разному оценили движение сопротивления. Масарик настаивал, что главные заслуги принадлежат тем, кто был за пределами государства, а Стржибрный приписывал больший вес патриотам, остававшимся на территории своего отечества. В результате, Масарик потерял доверие к Стржибрнему и перестал его поддерживать. Падение ускорило также несколько скандалов, в которых Иржи Стржибрный был замешан».

Один из них был связан с договоренностью между Иржи Стржибрным, занимавшим пост министра железных дорог, и его братом, который представлял интересы угледобывающей фирмы. Результатом был контракт о государственных закупках угля, а финансовое вознаграждение за заключенное соглашение было перечислено на счет партии, к которой министр относился. Ущерб карьере Иржи Стржибрнего нанесло и лживое обвинение, высказанное его конкурентом на пост партийного председателя, сыгравшего на повести министра в качестве ловеласа. Со своими неприятелям изгнанный политик рассчитался, основав ряд бульварных изданий.

— «Он начал издавать сразу несколько газет – «Вечерний лист», «Полуденный лист», «Экспресс». На их страницах он со своими политическими противниками рассчитался «с процентами» за все, что они ему сделали».

Фото: Национальный музейФото: Национальный музейЖертвой бульварных изданий Стржибрного стал также будущий президент Чехословакии Эдвард Бенеш, которому не спускалось буквально ничего. Самым главным предметом критических уколов было то, что Эдвард Бенеш являлся откровенным любимчиком президента Масарика.

Отец-основатель Чехословакии также не остался вне поля зрения бульварной прессы, однако, на это отваживался далеко не каждый, говорит куратор выставки.

— «Карикатур, на которых изображен президент Масарик, совсем немного. Единственным, кто позволял себе «всадить вилы в бок» президенту Томашу Гарригу Масарику, был именно Иржи Стрибрны, пользовавшийся с этой целью страницами своих газет. Реакция на это не была благосклонной. Масарик в этом отношении был особой практически неприкасаемой», — рассказывает куратор выставки «Аферы Яна Мезерова.

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.