Русские чехи Йозеф и Вацлав ГИрса

 

До сих пор часто в наших передачах цикла «Исторические прогулки» мы часто рассказывали о русской эмиграции первой волны в Чехии. Тем не менее, широко известно, что весьма многочисленные поселения выходцев из Чехии находились на территории Украины и России. Об одной из таких семей и пойдет речь в нашей сегодняшней рубрике.

Йозеф и Вацлав ГирсаЙозеф и Вацлав Гирса Братья Йозеф и Вацлав Гирса родились в селе Шепетовка Волынской губернии в России, ныне Украине в семье выходцев из Чехии, которые служили управляющими имениями у польских земельных магнатов. После получения домашнего образования в 10-11 лет жизненные пути братьев на некоторое время расходятся. Старшего Йозефа отец определяет в Житомирское четырехклассное училище для подготовки к должности управляющего хозяйствами. На год младший Вацлав отправляется к родственникам в Прагу, чтобы продолжить обучение в гимназии. После гимназии Вацлав Гирса освоил специальность врача, окончив в Праге медицинский факультет Карлова Университета. Затем он вернулся на родину, но уже не в Шепетовку, а в Киев, где и стал работать врачом-хирургом. Вот такие, казалось бы, вполне обычные профессии и судьбы, уж точно далекие от какой-либо государственной деятельности. И кто бы мог подумать, что два брата станут впоследствии дипломатами, сыгравшими значительную роль в формировании международных отношений молодой Чехословацкой Республики. Но не будем забегать вперед, а послушаем рассказ Александра и Дины Муратовых, пражских исследователей биографий братьев Гирса.

Йозеф ГирсаЙозеф Гирса «В начале столетия, в 1903-04 годах братья оказались вместе в Корсуни, это сейчас Корсунь Шевченковский. Йозеф Гирса, старший брат стал управляющим имениями у князя Лопухина-Демидова. Это было большое хозяйство в 27 тысяч гектаров, два сахарных завода и другие предприятия. После этого князь пригласил своим личным врачом Вацлава Гирсу. Вацлав из Киева приехал в Корсунь, поселился там и стал работать личным и семейным врачом князя Лопухина-Демидова, а также в местной больнице. Он съездил в Прагу, встретился там со своей невестой, женился, привез жену и продолжал свою деятельность. Все шло хорошо до 1910 года, когда умер князь. Княгиня престала платить Вацлаву Гирсе гонорары, и тот был вынужден ездить на подработку в Киев в хирургическую клинику, в которой он работал – Александровскую больницу», — рассказывает Александр Александрович Муратов.

Кстати, Александр и Дина Муратовы прекрасно помнят Александровскую больницу, поскольку, будучи врачами, 50 лет спустя, после того как там работал Вацлав Гирса, они студентами проходили в ней обучение.

Позднее Вацлава Гирсу пригласили заведовать хирургическим отделением Кирилловской больницы, чему он и посвятил себя до самого начала войны в 1914 году. Вскоре после ее начала командование Киевского военного округа решило, что поскольку Гирса – чех, и с ним работает медперсонал, владеющий чешским языком, то все раненные чехи-добровольцы, которые воюют в составе Чехословацкой дружины на Юго-западном фронте, должны лечиться в хирургическом отделении Кирилловской больницы. Йозеф Гирса также уехал из Корсуни и стал управляющим сахарным заводом сперва в Воронежской области, а затем в Херсонской губернии. А теперь, когда мы немного узнали о братьях Гирса, самое время узнать, каким же образом они из гражданских профессий попали в политику.

Вацлав ГирсаВацлав Гирса «Во время войны, в 1917 году после октябрьского переворота при Временном правительстве в Киев приехал Масарик, до этого он не мог посещать Россию. Он занялся организацией войска и приданием легитимности Чехословацкой дружине, которая была в составе русской армии. Хирург Вацлав Гирса теперь одновременно становится и политиком – его избирают председателем Союза чехословацких обществ. Центр этой всероссийской организации был в Киеве. Кроме того, он был членом президиума филиала Чехословацкого народного совета в России, центр этой международной организации находился в Париже, а в Киеве располагался как раз ее филиал».

В ходе войны советская власть заключила Брестский мир, а до этого Центральная украинская Рада заключила свой сепаратный мирный договор с Германией и пригласила немецкие войска. Возникла довольно непростая ситуация – немецкие войска идут на Украину как приглашенные, но там находится чехословацкое войско. Когда российская армия развалилась, чехословацкое войско приняло статус французского военного формирования. К январю 1918 года Чехословацкий корпус становится автономным формированием французской армии, временно находящимся на территории России. Далее происходят хорошо известные события – Чехословацкий легион с боями уходит на восток, чтобы покинуть Украину и попасть на территорию России, которая уже не воевала и была защищена мирным договором.

«Масарик рекомендует Вацлаву Гирсе ехать вместе с Чехословацким корпусом на Дальний Восток и быть там представителем чехословацкой общественности, чехословацкой политики. Там должны были собираться все чехословацкие воинские части, чтобы уехать пароходами во Францию и во Франции продолжать войну с Германией. Во Владивостоке он оказался в апреле 1918 года, и там он был официальным представителем Масарика среди войск. Собралось довольно много войск – группа военных 13,5 тысяч человек, и они ожидали эвакуации. Однако, эта эвакуация не состоялась, задержалась, и затянулось это на два года».

2 сентября 1920 года из Владивостока ушел последний пароход с 875 легионерами, на котором уехал и Вацлав Гирса. В ноябре они прибыли в Триест и вскоре были в Праге. Несмотря на то, что в мирное время Вацлав Гирса хотел вернуться к медицинской деятельности, Масарик настоял на том, чтобы он шел работать в Министерство иностранных дел. В Министерстве ему присвоили ранг «чрезвычайный и полномочный посол, чиновник IV класса». Так он стал уже весьма важной персоной и был назначен заместителем министра иностранных дел, пост которого в то время занимал Эдвард Бенеш. Так как Бенеш часто выезжал в Швейцарию на различные совещания – Чехословакия как государство на тот момент находилась на этапе становления – то всю текущую работу в Министерстве выполнял его заместитель Вацлав Гирса. Посмотрим, как же в это время складывалась судьба Йозефа Гирсы.

«Йозеф в это время находился в Польше. Судьба его складывалась непросто. Когда «красные» пришли в Дубовязовку, где он руководил сахарным заводом, то они его арестовали и присудили к расстрелу вместе с поляками – ведь Украина была в то время занята польскими войсками. Но его спасла жена – она собрала рабочих завода, крестьян из окружающих сел, все они обратились в ЧК и дали на него положительную характеристику. ЧК отменил приказ о расстреле, но Гирса продолжал оставаться под арестом. Под арестом он пробыл в общей сложности в течение года, а затем его включили в группу заложников, которые подлежали обмену на пленных «красных» командиров, находившихся в польском плену. Командиров привезли в Москву, а группу поляков, в которую попал Гирса, отвезли в Варшаву. Таким образом, он неожиданно оказался свободным в Варшаве. Ехать домой в Корсунь он не мог, так как все было занято польскими войсками, поэтому он остался работать в Министерстве сельского хозяйства Польши в Познани на уровне областного управления сельского хозяйства», — заключает Александр Александрович Муратов.

Итак, сегодня мы познакомились с личностями и жизненными путями, предшествовавшими дипломатическим карьерами русских чехов Йозефа и Вацлава Гирсы. В нашей следующей передаче мы узнаем о том, какую роль сыграли эти дипломаты в русско-чешских дипломатических отношениях, а также об их участии в «Русской акции помощи». Мы благодарим Александра и Дину Муратовых за помощь в подготовке материала.