Призрачная империя последних Пшемысловцев

 

Будучи маленькой страной, Чехия обычно не ассоцируется с имперским величием и крупными геополитическими проектами. Между тем и в ее истории был период, когда Прага едва не стала центром крупной центральноевропейской империи, простиравшейся от Померании на Балтике до северного побережья Адриатического моря. Эпоха последних королей Пшемысловской династии была временем драматических событий и бурного развития Чешского королевства, игравшего важную роль на европейской политической сцене.

Княжна Либуше и Пшемысл ПахарьКняжна Либуше и Пшемысл Пахарь Основателем первой чешской королевской династии считается Пшемысл Пахарь, фигура мифическая – о его существовании нет достоверных сведений. По преданию, Пшемысла выбрала себе в мужья княжна Либуше, предсказавшая основание и будущую славу Праги. От этого брака и пошла династия Пшемысловцев. Первым ее исторически достоверным представителем был князь Борживой, правивший в конце IX века. Чешские земли были раздроблены, многочисленные потомки Борживоя нередко враждовали между собой. (Из этих междоусобиц наиболее известно убийство князя Вацлава, позднее причисленного к лику святых, людьми его брата Болеслава).

Лишь к началу XIII века большая часть чешских земель прочно объединилась под властью одного государя. В 1212 году римско-германский император Фридрих II даровал королевский титул чешскому монарху Пшемыслу Отокару I и его потомкам. Несмотря на то, что среди населения Чехии преобладали славяне, чешский король стал одним из князей-избирателей (курфюрстов), участвовавших в выборах императоров «Священной Римской империи германской нации». Видный чешский историк XIX века Франтишек Палацки так оценивал историческую роль Пшемысла Отокара I: «Он принял Чехию павшей на самое дно безвластия и упадка… Но, умирая, оставил своему сыну монархию ни от кого не зависимую, умиротворенную и единую, пользующуюся в значительной части Европы немалым уважением».

Пшемысл Отокар IIПшемысл Отокар II Однако лишь внуку и тезке этого монарха, Пшемыслу Отокару II, удалось превратить Чешское королевство в державу европейского значения и заметно расширить его пределы. Юность этого короля была бурной, он враждовал с отцом, Вацлавом I, и возглавил мятеж знати против короля. Вацлав нанес сыну поражение, какое-то время держал в тюрьме, но затем простил. В 1253 году, после смерти отца, 20-летний Пшемысл вступил на престол. Годом раньше он заключил политически важный брак с Маргаритой, сестрой последнего австрийского герцога из династии Бабенбергов. Австрия перешла под власть Пшемысла, и это было для него явно важнее, чем тот факт, что супруга была почти на 30 лет старше него. Их брак остался бесплодным, и 9 лет спустя король развелся с Маргаритой (но не с ее землями), женившись на венгерской принцессе Кунгуте, русской по происхождению – ее отцом был черниговский князь Ростислав Михайлович, бежавший от татар в Венгрию.

Пшемысл Отокар II вошел в историю под прозвищем «король железный и золотой». «Железным» он был, поскольку в битвах полагался главным образом на закованную в латы тяжелую рыцарскую кавалерию. Именно она помогла ему в 1260 году выиграть у венгерского войска битву при Кессернбрунне. Чешский король расширял свои владения в основном на юг и запад, и вскоре их границы достигли Адриатики. Мечтал Пшемысл и об императорской короне, но растущее могущество чешского короля пугало курфюрстов, которые в 1271 году предпочли избрать главой империи малоизвестного графа Рудольфа Габсбурга. Этому человеку и было суждено погубить короля Пшемысла.

Но вернемся ко второму прозвищу чешского монарха – «король золотой». Вернее было бы назвать его серебряным, ибо богатство тогдашней Чехии приносили серебряные рудники. Пшемысл Отокар II поощрял развитие городов и ремесел, видя в них свою опору против землевладельческой аристократии, склонной к мятежам. При «короле железном и золотом» были основаны десятки городов, причем не только в Чехии. В 1255 году Пшемысл помог немецким рыцарям вести крестовый поход против язычников-пруссов у побережья Балтики. Там был заложен Кёнигсберг (по-чешски Краловец), то есть «королевский город», названный так в честь чешского короля. Сейчас это центр самого западного региона России – Калининград.

Чешское общество при Пшемысле Отокаре II приобрело классическую средневековую сословную структуру. Вот как описывает это современный историк Йозеф Жемличка: «Та эпоха отличалась пестротой. Крестьянин, зажиточный горожанин, обитатель аристократического замка или королевский придворный жили очень по-разному. Каждая такая среда обладала собственным жизненным ритмом, своими ритуалами, радостями и страданиями, собственной культурой. В то же время всё общество не переставало жить в страхе перед голодом, эпидемиями и капризами природы». Тем не менее города росли, поместья богатели, в Чехию, приветствуемые королем, переселялись колонисты, в основном из Германии, превращая чешское общество в многонациональное, пестрое и разнородное. Однако в 1278 году произошла катастрофа.

Соперничество Пшемысла Отокара II и Рудольфа Габсбурга рано или поздно должно было привести к войне. Большинство князей Германской империи было на стороне Рудольфа. Первое столкновение, в 1276 году, закончилось поражением Пшемысла – он вынужден был уступить противнику Австрию и город Хеб с окрестностями. Два года спустя война разгорелась вновь. Оба войска сошлись у Сухих Крут на Моравском поле. Армия Габсбурга имела численный перевес, к тому же ему удалось разместить один из полков в засаде – век спустя нечто подобное сделал на Куликовом поле московский князь Дмитрий Иванович. Фланговая атака решила исход битвы: чешская кавалерия бежала, король пал, сражаясь во главе своих войск.

Победитель Рудольф Габсбург так писал об этом папе Римскому Николаю III: «…И хоть оный король видел поражение своего войска и остался всеми покинут, но не желал уступить нашим победным знаменам, обороняясь, велик духом и телом, с удивительной храбростью, пока какие-то из наших рыцарей не сбросили его, смертельно раненного, наземь». На романтической картине Венцеслава Черного Рудольф после битвы в глубокой задумчивости, сняв шлем, стоит над телом своего врага. Звезда династии Пшемысловцев закатывалась, звезда Габсбургов восходила.

Вацлав IIIВацлав III Позднее возникла легенда о том, что Пшемысл Отокар II стал жертвой предательства части своих вельмож. (Чаще всего называют имя Милоты из Дедиц, командовавшего частью чешского войска). Автор Збраславской хроники, наиболее полной чешской средневековой летописи, с гневом пишет: «Многие из чехов искали спасения в бегстве, постыдно бросив короля своего посреди неприятелей лишь с горсткой храбро воюющих. Но отпор сей горстки против множества врагов не мог быть долгим…». Однако анализ хода битвы и сохранившихся документов привел большинство современных историков к выводу, что предательства, возможно, не было: с самого начала у чешского войска было немного шансов на победу.

Последующие 5 лет вошли в историю Чехии как «злые годы». Правителем королевства стал грубый и жадный маркграф Отто Бранденбургский, чье войско грабило и опустошало страну. Отто держал в заточении юного принца Вацлава, сына погибшего короля. Лишь в 1283 году, после ухода бранденбуржцев, Вацлаву II удалось взойти на престол. А дальше произошло удивительное. В считанные годы Чехия залечила раны (этому способствовало открытие новых серебряных рудников в Кутной Горе), воспользовалась смутой между немецкими князьями и восстановила свои политические позиции. Вацлав II стал не только влиятельным игроком на политическом поле Германии, но и распространил свое влияние на Польшу и Венгрию, где пресеклась древняя династия Арпадов. В 1300 году, покорив большую часть Польши отчасти силой, отчасти дипломатией и подкупом, Вацлав добился того, что польские сословия провозгласили его своим королем. В Венгрию он послал своего сына, будущего Вацлава III, и там чешское серебро сделало свое дело: юного принца короновали, хотя часть венгерской знати поддержала его соперника, Карла Роберта Анжу-Сицилийского.

Смерть Вацлава IIIСмерть Вацлава III Вацлав II был совсем не похож на воинственного Пшемысла и вообще не соответствовал стереотипному образу великого средневекового короля. Детство, проведенное в заточении, наложило на него отпечаток: король был болезненным и психически нестабильным человеком – так, он панически боялся грозы и почему-то кошек. Набожный и боязливый, Вацлав, тем не менее, был упорен и хитер, что помогало ему добиваться политических целей. Он заботился о развитии культуры и образования, сам складывал стихи и говорил на нескольких языках – но так и не выучился читать и писать. Жизнь этого странного, но талантливого и удачливого короля в июне 1305 года оборвал туберкулез в возрасте неполных 34 лет.

Его единственному сыну и наследнику, Вацлаву III, было тогда 15. Летописцы дают ему не слишком лестную характеристику. Бенеш Крабице из Велтмиле утверждает: «С детских лет стремился он к разным наслаждениям… Мысль его была испорчена дурным обществом, так что он не боялся ни Бога, ни людей… Ах, и вправду неведомо мне, почему же отец его, премудрый монарх, не позаботился о лучшем или более строгом воспитателе для сего юноши». Впрочем, год правления, который судьба отвела Вацлаву III, катастрофами не ознаменовался. Советников отца он оставил на своих местах, а от венгерской короны благоразумно отказался – большая часть Венгрии уже перешла на сторону его соперника, денег же на войну в чешской казне не осталось. Мечта о центральноевропейской империи начала рассеиваться, как туман. К тому же пришла пора готовиться к походу в Польшу, где мутил воду упорный и воинственный князь Владислав Локетек (впоследствии – король Владислав I).

Неизвестно, удалось ли бы юному Вацлаву отстоять свои владения в борьбе с многочисленными врагами. По пути в Польшу король остановился в Оломоуце, где 4 августа 1306 года был убит, когда после обеда прилег отдохнуть в доме местного епископа. Франтишек Пражский, автор одной из хроник, возникших в более поздний период, пишет: «…Погиб и увял, как прекрасный цветок, свет народа чешского. Некий немец из Тюрингии, злодей и нечестивец, способный на всё, ранил его тремя ударами, и тем его погубил. Потом этот гнусный убийца был растерзан в клочья, и его сожрали псы». Другие хроники называют имя убийцы – Конрад из Ботенштейна. Однако происхождение этого человека и обстоятельства убийства позволяют утверждать, что он был лишь исполнителем. Кто же организовал покушение на последнего короля из династии Пшемысловцев, по сей день остается неясным.

Рубрика впервые вышла в эфир 25-го апреля 2009 г., сегодня вы слышали ее репризу.