Почему король Иржи из Подебрад не любил искусство

 

В нашей сегодняшней передаче мы переместимся в эпоху поздней готики. На произведениях этого периода мы сможем живо представить, каким образом политические и церковные перипетии этого времени оказали влияние на трансформацию стиля и сюжетной линии в искусстве данного периода. Мы также узнаем, почему король Иржи из Подебрад не столь благоволил развитию искусства, и почему свою благосклонность, напротив, стали активнее проявлять меценаты.

Иржи из ПодебрадИржи из Подебрад Период поздней готики в чешском искусстве по праву можно считать особым феноменом. Эпоха правления Люксембургов стала поистине апогеем художественного движения в европейском пространстве. Несмотря на то, что в позднеготический период на территории чешских земель появились значимые произведения искусства, однако, далеко не во всех регионах в эту эпоху были достигнуты столь выдающиеся результаты, как тому было в период правления Люксембургов. Этот период, как правило, связывается с правлением двух государей из польско-литовской династии Ягеллонцев. Тем не менее, предпосылки возникновения стиля были заложены уже в период правления короля Иржи, или Георгия из Подебрад, который занял чешский трон после краткого присутствия последнего из Габсбургов у власти и относительно продолжительного периода безвластия после смерти императора и чешского короля Зикмунда Люксембургского, одного из сыновей Карла IV.

Штепанка ХлумскаШтепанка Хлумска «Что в действительности очень притягательно в произведениях поздней готики, это то, что они связаны с довольно интересным кругом заказчиков. Прежде всего – это церковные круги, которые нам известны еще с периода правления Люксембургов, – высокое духовенство, монастыри, богатые ордена. Одновременно, среди заказчиков начинают преобладать богатые выдающиеся мещане и дворяне, которые в период правления Ягеллонцев формируют свои темы и сюжеты. Так в чешских землях появляются особые анклавы художественной продукции, которые становятся характерными. Например, немного отличается художественная традиция Южной Чехии, иные факторы оказывали влияние на ее формирование в Северо-западном регионе, или же в области Западной Чехии, регионе Пльзени», — рассказывает куратор экспозиции Средневекового искусства Национальной галереи, размещенной в Анежском монастыре, Штепанка Хлумска.

Как мы уже отметили, основным заказчиком художественных произведений, в отличие от эпохи правления Люксембургов, был уже не император – например, во времена своего правления король Иржи из Подебрад сосредотачивал больше внимания на практические стороны, нежели на репрезентативные – а влиятельные дворянские рода. К самым богатым во времена правления Иржи из Подебрад относились утраквистские господа из Подебрад и Кунштата, католики Рожмберки, господа из Штернберга, Вартемберга или Рожмитала. В эпоху ягеллонскую – Перштейны, Рожмберки, Рожмиталы, Лобковичи. Эти рода во многом задавали тон культурной жизни в последующие десятилетия. После того, как они предстали в качестве главной экономической и политической силы в стране, в сущности, оказывающей влияние и на направление политики короля, они начали целенаправленно создавать внешние символы родовой репрезентации, которая традиционно выражалась художественными средствами.

Уже ранее мы сталкивались с тем, что меценаты изображались в произведениях готического искусства, как правило, коленопреклоненными в нижней части изображений. Не исключение и произведение, речь о котором пойдет ниже.

«Для поздней готики характерен тип Мадонны Ассумпты – Вознесенной Девы Марии, стоящей на серпе месяца, часто коронованной ангелами, то есть Богородицы, прославляемой на Небесах как Мать Божьего Сына. Одновременно, во времена позднего Средневековья этот сюжет также символизировал церковь, господствующую на земле и побеждающую язычество. Один из ключевых памятников в пространствах экспозиции – Ассумпта из Дештне, региона Йиндржихова Градца. Это великолепное произведение как раз представляет Мадонну, которая непорочно зачала своего Сына, о чем говорит горящий куст, в соответствии с видением Моисея на Синайской горе. Ранее исследователи полагали, что здесь изображен куст, покрытый цветами, но в действительности, это маленькие огоньки. Что еще типично для композиций позднеготических произведений середины 15 столетия в Чехии, это отступление от золоченого декора фона по сравнению с 14 веком в пользу растительного орнамента, пейзажей и элементов архитектуры. У Ассумпты из Дештне, помимо прочего, изображены меценаты, щиток с гербом возле которых, к сожалению, до сих пор не удалось идентифицировать».

Венчают композицию изображения ангелов с короной и лентами с надписями. На них помещены тексты, которые часто появляются на аналогичных произведениях искусства данного периода. Эти тексты проясняют нам, как правило, просительный характер молитвы или обозначают героев действия, как, например, у еще одного выдающегося произведения – Святоякубского цикла. Он был создан чуть раньше, чем Мадонна из Дештне и, по сей вероятности, местом его назначения был костел Святого Якуба в Старом городе, принадлежащий монастырю миноритов неподалеку от монастыря Святой Анежки. Как мы уже упомянули, одним из выдающихся центров позднеготического искусства стала Южная Чехия.

«Южно-чешский анклав великолепно представлен в нашей экспозиции. Наравне с художественным уровнем более масштабных произведений репрезентативного характера, таких как Мадонна из Дештне, или алтарных композиций, например, алтарь из Затоня или алтарь из Райнингхауза, мы можем восхищаться качеством исполнения работ меньшего формата – маленьких образов Мадонн из коллекции рыцаря Ланни», — продолжает Штепанка Хлумска.

Что касается мест возникновения данных произведений – нельзя с уверенностью утверждать, что художественные мастерские находились на юге Чехии. Возникает вопрос, существовало ли в тот период в Чешском Крумлове или Йиндржиховом Градце несколько производственных мастерских, или же часть произведений, которым исследователи приписывают южно-чешское происхождение, в действительности были созданы в Праге, а в Южную Чехию были привезены?

«Нам известно, что мастера, прославившиеся в Праге, в период после Гуситских войн из-за недостатка заказов переезжали за ее пределы, и значительным образом повлияли на характер художественной продукции в различных регионах Чехии. Эту теорию также подтверждает и факт связи художественного стиля пражской продукции догуситского периода с региональным изобразительным стилем середины 15 века».

Как мы уже успели заметить, период правления короля Иржи из Подебрад был не слишком щедр к искусству. Исследователи долгое время практически не уделяли исследованию этого периода внимание, поскольку по большей части сохранились разрозненные произведения, плохо поддающиеся классификации.

«К сожалению, сохранилось не слишком много произведений периода правления короля Иржи из Подебрад, что было обусловлено, во-первых, изменением социально-политического климата, во-вторых, уменьшением числа заказчиков, которые бы стремились к репрезентации посредством художественных произведений. Кроме того, страна очень неспешно приходила в себя после экономических убытков, нанесенных Гуситскими войнами. Тем не менее, известно, что в это время костелы начинают заказывать алтарные образы. Также нужно принимать во внимание, что когда интерьеры костелов еще не было принято украшать обширными алтарными композициями, переходным решением могло служить приобретение меньшего изображения с украшенной рамой, на котором иконографически была представлена тема посвящения отдельных алтарей», — заключает Штепанка Хлумска.

Так, в течение некоторого времени двусторонние образы, имея расписанную оборотную сторону, выставлялись в костелах и могли заменять обычные створчатые алтари, с которыми мы встречаемся в регионах еще в догуситскую эпоху. На этом наша передача подходит к концу, а к сюжетам алтарных композиций мы еще вернемся с вами в последующих передачах.