Генерал Воробьев: Перспектив у Центральной группы войск не было

 

21 августа 1968 года на территорию Чехословакии вошли войска стран Варшавского договора. Эта дата до сих пор портит отношения чехов и русских. По случаю очередного юбилея в Прагу прибыл генерал Эдуард Воробьев, последний командующий Центральной группой войск в Чехословакии, также участвовавший в оккупации 1968 года. Предлагаем вам интервью с ним.

Эдуард Воробьев в 1968 г. (Фото: ЧТ24)Эдуард Воробьев в 1968 г. (Фото: ЧТ24) — Эдуард Аркадьевич, когда вы ехали в Чехословакию в 1987 году, вы уже догадывались, что вам придется не просто руководить советскими войсками, но и выводить их из ЧССР?

«Когда я был назначен на должность командующего Центральной группой войск, журналисты спросили у меня, выйдут ли советские войска из Чехословакии. Я ответил — безусловно, выйдут. На следующий день мне позвонили из Москвы и спросили: «Ты что, приехал туда группу войск выводить?». Нет, сказал я, но договор называется «О временном пребывании советских войск в ЧССР», следовательно, войска непременно будут выведены. В местных СМИ, кстати, выразили сожаление по поводу того, что я не указал дату вывода».

— Какими были отношения между чехами и советскими солдатами, находившимися в Чехословакии?

«Самыми хорошими. И не только на уровне командующего группой войск и министра обороны, начальника генштаба. Мы проводили совместные учения с Западным военным округом, обменивались личным составом целыми подразделениями. Отношения с чешскими военными были даже лучше, чем между подразделениями советских войск, дислоцировавшимися на территории части».

Михаел Коцаб (в центре) и Эдуард Воробьев после бархатной революцииМихаел Коцаб (в центре) и Эдуард Воробьев после бархатной революции — Легко ли вам было установить личный контакт с новым руководством Чехословакии после «бархатной» революции?

«После революции отношения между нашей группой войск и чехословацкими военнослужащими практически были приостановлены. Я недоумевал, не понимал, почему это происходит. Совершенно официально было сказано о том, что Центральная группа войск не будет принимать участия в тех событиях, которые происходили в Чехословакии. Военное руководство рекомендовало нам ограничить контакты с местным населением, посещение питейных заведений, для того, чтобы исключить возможность провокаций. Хотя этого ничего не было».

— Чехословакия старалась ускорить вывод советских войск, потому что боялась, что Москва может дать задний ход. Насколько оправданы были опасения чехов?

«Никаких данных об этом у меня нет. Я впервые слышу о том, что Москва могла пересмотреть свое решение после официального заявления Михаила Горбачева и решения Политбюро ЦК КПСС. Я этого не допускал. Другое дело, что смена политического руководства в Чехословакии повлекла за собой смену военного руководства, и контакты с нашей группой войск чехи прекратили. Перспектив у Центральной группы войск не было. С выводом первого эшелона целесообразность пребывания всей группы за рубежом теряла логику. Каждая часть имела какую-то задачу. Поэтому в душе я был сторонником минимального срока вывода войск. Чем быстрее выводились войска, тем меньше у командования возникало сложностей. Психология человека такова – когда люди поняли, что они уходят с территории ЧССР, у них стали возникать желания что-то купить и продать, в том числе, и незаконным путем. А это дополнительная головная боль для командования. Помню, что газета Rudé právo написала о каком-то прапорщике, который продавал автоматы на Карловом мосту. Тут же мы его разыскали и наказали. Вот такими шагами мы сбивали острые ситуации».

— В Чехии до сих пор пишут о том, что у чехословацкого руководства не было информации о точном составе группировки войск и видах используемых ею вооружений. Это так?

«Когда я был назначен командующим, накануне 20-летия ввода войск, немецкий журнал Soldaten Zeitung опубликовал данные о Центральной группе войск. Там были все пункты дислокации, полное наименование и полный состав воинских частей. У меня это была секретная информация. Поэтому тайны никакой не было. Насчет ядерных боеприпасов. Когда меня спрашивали, были ли они у нас, я отвечал так: «Вы представляете себе воинскую часть, ракетный дивизион, для которого предназначаются ракеты, в том числе, и в ядерном снаряжении, что он стоит здесь, в Чехословакии, а ракеты находятся где-то в Советском Союзе?». Да, такое снаряжение у нас было».

Эдуард Воробьев (Фото: ЧТК)Эдуард Воробьев (Фото: ЧТК) — Уточните еще, какова была численность Центральной группы войск, и какие перед ней стояли задачи?

«По договоренности, она должна была насчитывать около 100 тысяч человек, но фактически это было 72 тысячи человек, с членами семей около 150 тысяч. Задача моя состояла в том, чтобы поддерживать в боевой готовности группу войск на уровне, который бы в случае необходимости обеспечил выполнение боевой задачи. Самостоятельно, вместе с Чехословацкой народной армией или в составе войск Варшавского договора».