Экспонаты из Музея нацистского варварства перекочевали в Северочешский музей

 

Сегодня мы возвращаемся к проходящей в одном из старейших музеев страны, либерецком Северочешском музее выставке под названием «За колючей проволкой». Она посвящена нацистским концентрационным лагерям, возникшим в Чехии в период Второй мировой войны. Послушайте продолжение беседы с куратором либерецкой экспозиции Лубором Лациной.

— Тема концлагерей на территории Чешской Республики затрагивается отечественными историками и учреждениями отнюдь не впервые, и этот снежный ком нарастает. Где можно найти экспозиции, посвященные ей?

— Да, конечно, это не впервые. В мемориале Терезин находится, например, постоянная экспозиция о концлагере в Литомнержицах, в музее Соколова есть аналогичная выставка об истории концлагеря Сватава, а в музее города Жацлерж несколько витрин посвящено тамошнему концлагерю, который был разбит в городе во времена протектората Чехии и Моравии. Есть собственная экспозиция и у концлагеря Рабштейн, а что касается этой темы в целом, она освящалась на ряде чешских выставок, во многих сборниках и статьях.

Куратор экспозиции Лубор Лацина (слеваэ)Куратор экспозиции Лубор Лацина (слеваэ) — В прошлый раз мы рассказывали нашим слушателям о том, что в рамках выставки вы стремитесь изложить основные факты истории 40 филиалов концлагерей Флоссенбург, Гросс-Розен, Освенцим и Равенсбрюк, которые «занесло» на территорию Судет. Кого отправляли в филиалы таких крупных концлагерей, коими являлись Дахау, и играла ли роль в этом отборе принадлежность к определенной национальности?

— Поскольку люди отбирались на работу из больших концлагерей с многонациональным составом, то и в немецкие концлагеря на чешской территории попадали представители различных национальностей. Много было поляков, были русские и чехи, французы. И в данном случае мы имеем дело с многонациональным составом заключенных. При изучении истории отдельных филиалов лагерей на территории Чехии мы видим, что перечень государств, граждане которых стали их заключенными, весьма широк.

— Какова была судьба заключенных, попавших в подразделения концлагерей, учрежденных нацистами на чешской территории?

— Ситуация складывалась по-разному. Например, в большом филиале концлагеря в Литомнержицах примерно за год умерло 4, 5 тысячи заключенных. Были у нас концлагеря, где узники умирали не потому, что эссэсовцы их целенаправленно убивали, а просто от голода или болезней. В чешские филиалы попадало много заключенных – мужчин и женщин из Освенцима, который был ликвидирован.

— Это могло быть в начале 1945 года, когда к Освенциму приблизились советские отряды?

— Узники приходили на нашу территорию в роли участников Похода смерти и, будучи ослабленными, умирали часто вследствие перенесенных еще в Освенциме болезней, холода и голода. В целом, смертность в филиалах на чешской территории была ниже, чем в крупных концлагерях, однако были и такие исключения, как Литомнержице.

— Когда эти так называемые малые концлагеря в Чехии прекратили свое существование?

— Почти в самом конце войны, во многих случаях 5, 6 или 7 мая 1945 года. Некоторые из лагерей закрылись раньше, и их узников перевели еще в действующие концлагеря. Часть заключенных была освобождена солдатами американской армии, которые освобождали западную часть территории Чехии, еще часть, на востоке нашей страны — бойцами Красной армии.

— Я, по-видимому, как и многие из жителей Чехии, раньше тоже слышала о существовании на территории страны ряда небольших концлагерей, однако, например, горная область Крконоше, которая является национальным парком и связана в представлении большинства либо с горнолыжным спортом, либо с романтичными походами в его высокогорье и сказками о властелине Краконоше, никак не ассоциировалась у меня с ужасами нацистского заточения…

— В этой области действительно была высокая концентрация лагерей, особенно вокруг города Трутнов, В частности, в Трутнове-Поржиче находился центральный лагерь, который являлся филиалом большого концлагеря Гросс – Розен (Groß-Rosen). Поржиче был самым большим лагерем из тех семи или восьми, которые в Крконошах были разбиты.

Можно перечислить Горни Старе Мнесто (нем. Oberaltstadt, часть Трутнова, на старых картах под названием Hořejší Staré Město), Жацлерж, Бернартице и другие — все они находились почти на одном месте. Концлагерь был и в Врхлаби, который также административно относился к Трутновскому району. Существовал концлагерь и в Краликах на чешско-моравской границе, большое сосредоточение филиалов было тоже в Либерецкой области и в некоторых других местах Чехии.

Непосредственно к выставке в Северочешском музее каталог не издавался, однако работники мемориала Терезин, в крепости которого находился самый крупный концентрационный лагерь на чешской территории времён фашистского режима, создали специальный портал, посвященный теме концлагерей, существовавших в Чехии во время Второй мировой. Продолжает Лубор Лацина:

— Этот веб-сайт называется zapomníčky. На нем сосредоточена вся доступная информация о местах заключения во времена фашистского режима, собранная мемориалом Терезин.

— На вашей экспозиции можно увидеть мундиры и прочую экипировку и снаряжение эссэсовцев — откуда они у вас?

— Все эти экспонаты хранились в нашем хранилище, так как сразу же после войны, в 1946 году, в Либерце был основан Музей нацистского варварства. Он располагался в вилле, где во время войны жил Конрад Хенлайн, то есть, местный нацистский лидер.

— Печально прославившийся наместник в оккупированной нацистами Судетской области и основатель чехословацкой Судето-немецкой партии…

— Да, и в его бывшей вилле эта экспозиция находилась.

— До какого времени?

— Примерно до середины 60-х годов, а сегодня все это хранится в нашем музее, так что в случае надобности мы способны проиллюстрировать минувший военный период аутентичными экспонатами и показать людям, как это на деле выглядело.

— Вас, как куратора этой выставки, что более всего взволновало в процессе ознакомления с этими материалами?

— Наверное, сам факт того, что в области, где я проживаю – Либерецкой и Яблонецкой, эти концлагеря также существовали. Это места, куда я также ходил в походы или на экскурсии, не подозревая, что именно там страдали люди. Изначально я, как и многие другие, полагал, что концлагеря находились на приличном расстоянии от нас — Освенцим, Дахау и им подобные. А когда выясняется, что все это бесправие, безнадежность были прямо здесь, у вас под носом, вы чувствуете себя совершенно озадаченным.

Фото: Архив Северочешского музея в городе Либерец