Доносчик по прозвищу «Роман»

 

Кто бы мог подумать, что человек, написавший либретто к известнейшей опере Бедржиха Сметаны «Проданная невеста», а также ставший одним из родоначальников современного чешского романа, бонвиван и искусный оратор, был осведомителем тайной полиции? Тем не менее, история распорядилась именно так.

Карел СабинаКарел Сабина Сегодня непросто говорить, была ли судьба Карела Сабины предрешена уже с момента его рождения, или же она приняла такой оборот в процессе жизненного пути, однако, кто-то увидит предпосылки к такому повороту событий в неутолимом желании пробиться в жизни, преследовавшим Сабину с самого рождения. Карел Сабина – прежде всего, выдающаяся личность чешской культурной жизни 19 столетия, которая оставила выразительный след в литературе, политике, журналистике и других сферах общественной жизни. Уже в определении даты его рождения появляется легкий налет таинственности: по одним данным он родился в 1811 году, по другим – в 1813, внебрачным ребенком. Сам себя он впоследствии выдавал за сына польского дворянина. Несмотря на то, что он рос в нужде, тем не менее, с юных лет он был весьма амбициозным и активным, учился, и в свои юные годы попал в окружение людей, близких к Карелу Гинеку Махе, феномену чешской поэзии 19 века. Карел Сабина стал первым комментатором и издателем некоторых его произведений. Именно романтическая нота поэзии Махи предзнаменовала многое из собственного творчества Сабины. О том, что это был решительный человек, говорит и тот факт, что уже в то время он решил зарабатывать себе на жизнь пером – что для того времени с экономической точки зрения было крайне необычным делом.

«1848 год стал для Карла Сабины переломным. Он был решительным человеком и блестящим оратором, революционером, убежденным в том, что для современной чешской литературы, современного чешского патриота уже не столь важны язык и литература в классической патриотической форме, а необходимо проникновение в чешскую среду обычных человеческих качеств, которые нес в себе европейский романтизм. Поэтому неудивительно, что Карел Сабина стал ярким представителем радикальной демократии в 1848 году, которая после поражения революции в 1849 году была уничтожена полицией, а ее представители были осуждены на смертную казнь или же получили большие сроки», — рассказывает историк доктор Магдалена Покорна из Исторического института Академии наук Чешской Республики.

Михаил БакунинМихаил Бакунин Карел Сабина также был осужден на смертную казнь, которая впоследствии была заменена на пожизненное заключение, а еще позже – на несколько лет тюрьмы. Здесь необходимо отметить, что Сабина вел активное сотрудничество с русским революционером Михаилом Бакуниным, являясь его посредником и обеспечивая ему контакты, когда последний находился в Праге, а затем в Дрездене. Такое сотрудничество не сыграло ему на руку в глазах австрийской полиции. Несмотря на довольно тяжелое время, проведенное в тюрьме, Карелу Сабине удалось собрать значительное количество материалов, чтобы по выходе на свободу предложить читателям произведения, приближавшие атмосферу криминальной среды, иллюстрировавшие многонациональность и пестроту австро-венгерского общества. В 1857 году Сабина оказывается в Праге, однако, в весьма непростой ситуации – за ним следили, ему было запрещено свободно публиковаться. Однако, это был человек, который старался пробиться в среде новой зарождавшейся чешской литературы. Ему удалось завоевать уважение и признание в кругу молодых людей, именуемых в чешской литературе «майовцами». Именно в этот период наступает момент, когда Карел Сабина впервые попадает на службу тайной полиции.

«После возвращения из тюрьмы он оказался в тяжелой ситуации, с одной стороны – финансовой, с другой – социальной, потому что люди отворачивались от отсидевшего уголовника, опасались вступать с ним в контакты. Этот социальный барьер, с учетом его натуры, был для него очень болезненным. Возможно, именно от этого ощущения безысходности, несправедливости, оттого, что те, кто не пережил стольких лишений, получают места и возможность самореализации и публикаций, а для него это невозможно, — вероятно, именно из-за этого он принял предложение, а частично – и сам предложил свои услуги пражской полиции. Таким образом, Сабина оказался в ситуации, которая вызывает вопросы и по сей день: как мог столь убежденный демократ и талантливый литератор пойти на службу режиму, против которого боролся многие годы, который осудил его на годы тюрьмы?» — продолжает доктор Магдалена Покорна.

Франтишек Ладислав РигрФрантишек Ладислав Ригр Чешские историки пытались аргументировать такое поведение Сабины тем фактом, что он лишь заигрывал с полицией, водил ее за нос, рассказывая небылицы, не несшие никакой существенной информации. Однако, исследования проведенные Карелом Казбундой в 20-х годах 20 века, подтвердили, что эти домыслы ошибочны. Подтвердилось, что информация, которую предоставлял полиции в те годы Сабина, была правдивой. Кроме того, он получал ее очень непорядочным путем из разговоров со своими лучшими друзьями, из частных писем – конкретно из писем своего зятя. Поставляемая им информация была не только не безобидной, но в некоторых случаях нанесла ущерб человеческим жизням. Аура участника событий 1848 года сделала его вхожим в литературные салоны, где молодые люди уважали его, считались с ним. Тем подлее было то, что он на них доносил и использовал их доверие в корыстных целях.

Но вернемся к истории. В 1867 году формирующаяся чешская политика, разочарованная от уравновешивания австро-венгерских отношений, обращала свои взгляды к России и русскому царю с тем, что он станет тем партнером чешскому, славянскому обществу, сумеет стать противовесом австрийской монархии. В 1867 году элита патриотического общества, в числе которой были Франтишек Палацкий, Франтишек Ладислав Ригр и другие, отправилась в Россию, к царю Александру II. Официально целью их путешествия была Этнографическая выставка.

«Тогда австрийская полиция и правительственные круги хотели быть в курсе того, что там происходит, с кем и о чем ведут переговоры чешские политики. Несмотря на то, что Карел Сабина лично не присутствовал в составе делегации, потому что это могло бы вызвать подозрения, тем не менее, сослужил полиции хорошую службу. В состав делегации входил один из тогдашних выдающихся литераторов и политиков Эмануэль Вавра, зять Сабины. Личные письма, которые Вавра писал своей супруге, дочери Вавры, Карел Сабина относил в полицию. Так что в руках у них оказалось очень подробное описание всего того, что происходило в России», — продолжает историк Магдалена Покорна.

Франтишек Палацкий и Франтишек Ладислав РигрФрантишек Палацкий и Франтишек Ладислав Ригр Вероятно, в такие моменты Карел Сабина действительно переживал триумф. Кроме того, от полиции он получал и значительные средства. С учетом того, что всю свою жизнь с детских лет он провел в нужде, жалованье в размере 100 золотых было действительно достойным. Для сравнения – столько же получал в месяц университетский профессор, выше зарплаты были лишь у высокопоставленных чиновников. Так что людей, на которых Сабина писал доносы, он в буквальном смысле продавал. Многие годы его осведомительская деятельность находилась под прикрытием тайной полиции, поскольку для них было чрезвычайно важно иметь своего человека в чешском патриотическом крыле. Однако, с годами эта осторожность рассеивалась, ко всему прочему, сменился один из главных чиновников, который мог покрывать деятельность Карела Сабины.

«В результате в 1870 году выходит статья, в которой говорится, что Сабина может являться доносчиком. Единственное, что тогда Сабина мог сделать, это обратиться в суд. Так как на тот момент доказательств было недостаточно, он выиграл дело. Однако, спустя два с половиной года, в руки младочешского политика – одного из братьев Грегров, попадает донос, написанный рукой Карела Сабины. Как он к нему попал, было ли это дело специально подготовлено – остается по сей день вопросом спорным. Так Карел Сабина предстал перед народным судом, который прошел в квартире пражского адвоката Яна Кучеры, где встретилась элита тогдашней чешской политики и культуры. Сабине была показан донос и задан вопрос, написал ли это он. Ответ, к удивлению присутствовавших, был утвердительным».

Карел Сабина тут же был исключен из патриотического общества, и ему было приказано покинуть Чехию, иначе вся история получит огласку в прессе. Однако, как только Сабина покинул страну и уехал в Дрезден, в газетах тут же появилась статья, что он является доносчиком. Несмотря на все это, из Дрездена Карел Сабина вновь обратился в пражское отделение полиции с предложением своих услуг. Тогда же он написал свое опровержение против лжецов и клеветников, которое опубликовал на чешском, а затем и на немецком языке, и где объяснял, почему он это делал и почему оказался в такой ситуации.

Магдалена ПокорнаМагдалена Покорна «Как только Сабина узнал, что в Праге все известно, что обещание не было сдержано, он вернулся домой. Последние пять лет жизни он провел в большой нужде, так как полицию он больше не интересовал, поскольку не был вхож в занимающие ее круги. Говорят, что на улицу он выходил только ночью, и замаскированным. Сабина умер в 1877 году. Его похороны стали, скорее, манифестацией преданных ему рабочих, которые видели в нем свою опору, чем чешского общества, которое при других условиях прощалось бы с ним как с выдающейся личностью», — заключает историк Магдалена Покорна.

Несмотря на то, чем зарабатывал Карел Сабина на жизнь, его литературный талант, вне всяких сомнений, был выдающимся. По иронии судьбы, с тайной полицией он сотрудничал под псевдонимом «Роман».