Бедржих Райцин

 

Порой, история играет злые шутки с теми, кто достигает небывалой мощи. Фанатичный коммунист Бедржих Райцин после Второй Мировой войны стал «первым человеком» в армии и в аппарате госбезопасности. Созданная им организация Оборонной разведки контролировала практически все сферы жизни в Чехословакии и провела чистки в рядах армии, в ходе которых пострадали выдающиеся военнослужащие. Однако и самому Райцину не удалось избежать «правосудия» им же запущенной машины.

Бедржих РайцинБедржих Райцин Бедржих Райцин родился в 1911 году в семье учителя еврейской религиозной общины, сама семья вела происхождение из России. С ранних лет он стал активным участником коммунистического движения, состоял в рядах коммунистической партии, причем, никто из его родных и знакомых не мог ответить на вопрос, откуда брало корни подобное увлечение.

«С самого начала Бедржих Райцин проявил себя как фанатичный коммунист, который не колебался в своих политических взглядах. Если кто-то выражал свое несогласие с ними, он был способен поругаться с ним в пух и прах и разорвать всякую связь, независимо от того, был ли это его лучший друг или член семьи. С 15 лет он работал в Молодежном коммунистическом движении. Его «коньком» был интерес к чехословацкой армии, при этом он был известным антимилитаристом и в 1920-30-х годах функционировал в качестве «разлагающего элемента», стремясь развратить мораль чехословацкой армии. Также ходили слухи, что он собирал среди военнослужащих информацию шпионского характера для советской разведки», — рассказывает историк Иржи Пернес из Института по вопросам современной истории Академии наук Чешской Республики.

Бедржих РайцинБедржих Райцин Доказать его причастность к шпионажу в пользу Советского Союза, однако, не удалось. В контексте будущего высокого воинского положения Райцина интересен тот факт, что в период Первой Республики ему благополучно удавалось избежать службы в армии. Еще до войны он был на «ты» с ведущими руководителями Коммунистической партии – Готвальдом, Прохазкой, Копецким, сам при этом, оставаясь в тени, что чрезвычайно сыграло ему на руку в его дальнейшей деятельности в разведывательной службе. После оккупации Чехословакии такая фигура как Райцин не могла не привлечь внимания гестапо – с одной стороны, еврейское происхождение, с другой – деятельность в рядах компартии. Он был дважды арестован, однако, перед фашистами Райцин прикинулся дурачком, заявив, что «завязал» с политической карьерой, и тогда ему поверили. Политика нацистов тогда еще не имела четких очертаний относительно евреев, посему Бедржиху Райцину было разрешено выехать за границы Чехословакии.

«В 1940 году немцы частично решали «еврейский вопрос» тем, что позволяли лицам еврейского происхождения покинуть Чехословакию, предварительно отобрав у них все имущество. Так произошло и с Райцином, который легально попросил разрешения на выезд. Разрешение было получено, но на выезд в Китай. На территории Советского Союза он выскочил из поезда и обратился в советские органы. Тогда еще между Германией и СССР царил мир, но в Москве уже существовала штаб-квартира чехословацкой компартии (КПЧ) в изгнании. Так Райцин начал сотрудничество с Готвальдом и московским руководством КПЧ. До 1941 года он работал на чехословацком вещании московского радио», — продолжает доктор Иржи Пернес.

Историк Иржи ПернесИсторик Иржи Пернес То, как Райцину удалось отделаться от гестапо, дало повод для рождения слухов о том, что он согласился на сотрудничество. Однако, эти обвинения были выдвинуты уже в 1950-е годы, когда над Райцином сгущались тучи. После нападения фашистской Германии на Советский Союз Райцин был арестован как гражданин государства, совершившего нападение. Существуют данные о том, что в начале 1942 года Райцин появился в Бузулуке. Тем не менее, уже в том же 1942 году он добровольно вступает в самостоятельное чехословацкое подразделение, которое возникло на территории СССР под руководством генерала Людвика Свободы.

«Эти подразделения, появлявшиеся также в Великобритании и других странах были аполитичными и должны были подчиняться президенту Эдварду Бенешу, посему у коммунистической партии была цель превратить их в свое оружие, потому они засылали в их ряды своих агентов. Одним таких агентов НКВД стал и Бедржих Райцин, который занимался разведывательной деятельностью для советских спецслужб».

В январе 1945 года Бедржих Райцин становится во главе Службы обороной разведки (OBZ). Это была разведывательная организация, функционирующая внутри армии, основанная по приказу Людвика Свободы, который, в свою очередь, получил приказ от советского генерала Мехлиса. Ее целью поначалу было отслеживать, чтобы в чехословацком подразделении на территории Советского Союза не действовали противосоветские и противочехословацкие шпионы.

Министр внутренных дел В. Носек и ген. Людвик Свобода, министр национальной оборныМинистр внутренных дел В. Носек и ген. Людвик Свобода, министр национальной оборны «Во главе этой службы был, в соответствии с планами советского руководства, был поставлен Бедржих Райцин, который моментально превратил Оборонную разведку в политическое средство коммунистической партии Чехословакии. Она занималась тем, что вела слежку за всеми военнослужащими чехословацкого подразделения, собирала о них информацию и составляла список политически неблагонадежных, противокоммунистически ориентированных офицеров и солдат. На основании этих данных принималось решение о повышении или понижении, увольнении из армии и так далее. Когда Советская армия вступила на территорию Чехословакии, Оборонная разведка стала выступать и против неугодных из рядов гражданского населения. Так что, с 1944 года эта организация функционировала в качестве тайной полиции или разведки».

Итак, первые чистки были проведены Оборонной разведкой еще в середине 1940-х годов, однако, они не были столь беспощадными, как те, что произошли после февраля 1948 года. Незадолго до этих событий была установлена слежка за лучшими чехословацкими генералами – Пикой, Гасалом, Яноушеком, Кудлачеком, Лишкой и многими другими. Следили за ними неустанно люди из их окружения. Райцин практически в каждом видел шпиона или сотрудника английских или американских спецслужб. В событиях февраля 1948 года Райцин сыграл выдающуюся роль. Де факто, именно он вместе с Ярославом Прохазкой управлял армией. Все приказы проходили через него. Если бы президент Бенеш как верховный главнокомандующий армии захотел бы отдать какой-либо приказ, он бы никуда не поступил.

Глава Оборонной разведки Бедржих Райцин и советский офицер НКВД майор КамбуловГлава Оборонной разведки Бедржих Райцин и советский офицер НКВД майор Камбулов «В 1948 году Бедржих Райцин был уже самым влиятельным коммунистом в чехословацкой армии и получил задание за этой армией присмотреть на случай, если бы она решила каким-либо образом выступить против запланированного коммунистического переворота. Теоретически существовала возможность, что Бенеш или Свобода захотят этому воспрепятствовать и использовать армию в своих целях. Кроме того, у Райцина были свои люди среди военнослужащих прямо на Пражском Граде, во главе которых стоял капитан Мартин Дзур, в будущем – министр национальной обороны. С его помощью Райцин планировал, в случае необходимости, изолировать президента Бенеша на Пражском Граде, чтобы сделать невозможными любые выступления против Готвальда и компартии Чехословакии. Однако, в этом не было необходимости, Бенеш ничего такого не планировал».

Чистки начались сразу после 1948 года. Тогда из армии было уволено около 2300 офицеров. Осенью 1948 года Райцин по инициативе Рудольфа Сланского становится заместителем министра национальной обороны по работе с кадрами. Вскоре начинаются так называемые акции «Д» — по аресту офицеров, уволенных из армии в соответствии с законом № 321 по охране республики. После окончания расследования их содержали в печально известном лагере в Мирове. В связи с Бедржихом Райцином также часто упоминается так называемый «градчанский домик», где допрашивали неугодных коммунистов – с особо брутальным насилием. Было установлено, что методы, применяемые при допросах, граничили с теми, что применяли во времена Средневековья. Существуют данные о том, что Райцин сам принимал участие в допросах и отличался особым садизмом. Однако, Райцину самому не удалось избежать механизма правосудия, который он сам же запустил. Послушаем, как это было.

Процесс с Рудольфом СланскимПроцесс с Рудольфом Сланским «Начиная с 1949 года в странах коммунистического блока – Болгарии, Венгрии, Албании проходили аресты высоких партийных и государственных функционеров, которые обвинялись в самых разных преступлениях – предательстве коммунистического режима, сотрудничестве с югославским вождем Тито и так далее. Целый ряд из них были осуждены на смертную казнь и казнены. Советская политика и лично Сталин были заинтересованы в том, чтобы аналогичный процесс прошел и в Чехословакии. Говорилось, что ищут аналог венгерского Ласло Раека. Долгое время здесь не могли найти такого человека. Первой жертвой стал министр иностранных дел Владо Клементис, однако, советским консультантам это не понравилось – они посчитали его слишком маленькой рыбкой. Поиски продолжились, и, наконец, был найден районный секретарь Брно Отто Шлинг. Его арестовали 6 октября 1950 года, началось расследование. Также стали проводить допросы людей из его окружения. Райцин был его близким другом, и даже, в свое время, предлагал Шлинга на пост замминистра национальной обороны. Всем государственным функционерам было приказано написать отчет о том, в каких отношениях они находились с Шлингом. Райцин также подал заявление, в котором, однако, говорилось, что он был со Шлингом мало знаком и практически не встречался», — заключает доктор Иржи Пернес.

Разумеется, это была неправда, чему нашлись свидетели, и все это было повернуто против него. К тому же власть Райцина становилась уже небезопасной, так что в феврале 1951 года он был арестован. Он был включен в процесс с другими осужденными коммунистическими функционерами, которые в ноябре 1952 предстали перед судом. В процессе фигурировало 14 высоких коммунистических функционеров, во главе которых стоял бывший генеральный секретарь коммунистической партии Чехословакии Рудольф Сланский. 11 из них были осуждены на смертную казнь, среди них и Бедржих Райцин. 3 декабря 1952 года приказ был исполнен.