А сгнил ли Готвальд?

 

Ощущение полной беспросветности испытывает каждый посетитель, спускающийся в подземелье Народного памятника на пражском холме Витков. На днях здесь открылась выставка «Лаборатория власти», в рамках которой можно осмотреть помещения бывшего мавзолея чехословацкого президента Клемента Готвальда.

На самом деле, помещения, в которых располагался мавзолей «рабочего» президента Чехословакии, время от времени открывались для посетителей и без всякой выставки. Но создатели экспозиции «Лаборатория власти» постарались усилить и без того гнетущую атмосферу усыпальницы президента, чтобы посетители не сомневались – жилось в Чехословакии в пятидесятых из рук вон плохо. Как рассказывает один из авторов выставки Марек Юнек,

«Архитекторы очень творчески подошли к оформлению этой экспозиции. Сразу при входе вы почувствуете ту стесненную атмосферу, в которой жило в то время население Чехословакии. А когда посетители видят лучик света, надежды, то выясняется, что это на них направлены пулеметы, и перед глазами у них мертвый Готвальд. И выбраться из этих комнат невозможно».

Архитектор Владимир Соукенка добавляет:

«Главное на этой выставке – ощущения человека, который спускается в комнаты, долгое время стоявшие закрытыми. Поэтому мы решили обойтись без особенных иллюстраций. Ведь сейчас на нас везде изливаются потоки информации. Пусть посетитель постоит здесь, его переживания будут, скорее, внутреннего характера».

В отличие от мавзолея в Москве, который был специально построен для размещения останков Ленина, чехословацкие коммунисты решили использовать под мавзолей своего лидера здание уже существующее и имеющее огромное значение для чешского народа. Возведенный на холме Витков в 1938 году нынешний Народный памятник первоначально именовался Памятником Народного освобождения и восхвалял подвиги чехословацких легионеров.

«Народный памятник на Виткове можно назвать символом пятидесятых годов. Еще летом 1948 года здесь были выставлены останки президента Эдварда Бенеша, памятник был посвящен легионерам и антинацистскому сопротивлению. Но через несколько лет все изменилось. В 1950 году чехословацкие историки резко выступили против легионеров, Масарика, Бенеша и всего, что напоминало о Первой Чехословацкой Республике».

В памятнике на Виткове в то время хранилось множество произведений искусства с легионерской, читай антибольшевистской тематикой. Разумеется, это шло вразрез с тогдашним политическим курсом Чехословакии. Витковский памятник решено было превратить в Пролетарский пантеон.

Марек ЮнекМарек Юнек «Здесь были торжественно установлены урны с пеплом Богумила Шмерала, Станислава Костки-Ноймана и других коммунистических политиков. Когда в марте 1953 года умер Клемент Готвальд, памятник превратили в мавзолей его имени. В том же году его перестроили, достроили подземную часть, в которой находилась лаборатория, где тело бальзамировалось. Был также перестроен главный зал, там разместили стеклянный саркофаг. Говорят, что сначала зал предназначался для хранения останков президента Масарика, но тот еще при жизни высказался против этого. В качестве мумии Готвальд провел в памятнике 9 лет, а в марте 1962 года его тело было кремировано»,

— обобщил историю погребального сооружения Готвальда Марек Юнек.

В мавзолее работало в условиях глубокой секретности около 200 человек. Бальзамирование тела осуществили советские специалисты из научно-исследовательской лаборатории при Мавзолее Ленина. Они провели обучение чехословацких коллег и передали им заботу о сохранности останков. Гримёры из киностудии Баррандов отвечали за то, чтобы на лице вождя чехословацкого пролетариата всегда лежал необходимый слой «мэйк-апа».

При спуске из зала красноармейцев в помещения мавзолея, сначала попадаешь в маленький центр управления с многочисленными счетчиками, указывающими уровень давления и температуру. По соседству — гранитные плиты саркофага, под которыми останки вождя хранились в 1960-е годы, уже после кремации тела.

«Но от коллег из Национального музея мы узнали, что изначально эти плиты не были изготовлены для Готвальда. Они предназначались для легионеров, но после войны сменили «хозяина»,

— говорит архитектор Владимир Соукенка, главный архитектор экспозиции «Лаборатория власти».

Больше всего ужаса наводит бывшая лаборатория, куда саркофаг спускали для проведения регулярных проверок тела.

Владимир СоукенкаВладимир Соукенка «В этой выложенной кафелем комнате с телом работали врачи, три ведущих пражских патолога. Саркофаг поднимался через отверстие в потолке наверх, а потом спускался вниз. Раз в месяц проводились процедуры по обеспечению сохранности тела, об этом в книгу бальзамирования вносились записи. Из нее мы знаем, что левая щека товарища Готвальда слишком мокла. Поэтому ее подсушивали и чистили».

Подробнее о книге бальзамирования рассказывает Павел Доуша, директор чешского Исторического музея.

«Книга состоит из двух частей. Первая велась еще на русском языке, а во вторую записи вносили уже чешские врачи. Оригиналы книг бальзамирования хранятся в пражском Национальном архиве. Мы показываем посетителям факсимиле второй книги, в которой есть и запись о том, что была проведена кремация тела».

Гостям «Лаборатории власти» обещают открыть «тайну книги бальзамирования», но, по сути, тайна сводится к рассуждениям о том, в каком состоянии было тело Готвальда на момент кремации. Сразу скажем, что историки опровергают версию о том, что технология бальзамирования дала сбой, и сходятся во мнении, что решение о кремации было принято по политическим причинам, а не потому, что Готвальд сгнил. А так в Чехии думали многие, говорит экскурсовод Петра Долейшкова,

«В Чехии с удовольствием обсуждается тема о том, насколько удалось бальзамирование, в каком состоянии находилось тело. Ходили слухи, что тело начало распадаться, и к моменту кремации уже не имело нижних конечностей, якобы, на киностудии Баррандов изготавливались протезы для Готвальда. Но мы беседовали с одним из врачей, который заботился о мумии, и тот опроверг версию о том, что тело разлагалось».

Благодатной почвой для разного рода легенд была и сама смерть президента, который провозглашал себя учеником Сталина и скончался после поездки в Москву на похороны «вождя народов».

«Ходили слухи о том, что Готвальд был отравлен, что причины его смерти не смогли объяснить врачи. Мы располагаем вот какими фактами: Готвальд любил выпить и был болен сифилисом. Врачи предупреждали, что ему не следует ехать в Москву на похороны Сталина, поскольку для него была вредна смена атмосферного давления. Но он полетел в Россию, и в результате умер от внутреннего разрыва сердца. То есть спекуляции об отравлении не подтвердились».

Фото: Барбора Кментова