20 лет люстрации в Чехии

 

20 лет назад 4 октября 1991, после переворота, чехословацкий парламент принял так называемый люстрационный закон, который был призван не допустить бывших коммунистов, занимавших должностные посты к управлению новым чешским государством. Изначально закон должен был действовать пять лет, но затем Конституционный суд продлил его на необозначенный срок.

Вацлав БендаВацлав Бенда «Чтобы мы вывели наш народ из страшного прошлого, необходимо принять такие меры», — говорил тогда Вацлав Бенда, депутат Федерального собрания в 1990-1992 годах.

Для одних это была месть коммунистам, другие считали, что закон основан на недопустимом принципе коллективной вины. Например, тогдашний председатель парламента Александр Дубчек, символ «пражской весны», отказался подписать этот закон. Это пришлось сделать его заместителю Рудольфу Батеку.

В то время всплыло множество афер после того, как начали официально обнародоваться архивы и списки людей, который сотрудничали с СтБ (чешский комитет госбезопасности).

Говорит Ян Сокол, бывший член федерального собрания и председатель депутатского клуба Гражданского движения:

«Я сознавал, что что-то мы должны сделать, и ничего лучшего мы не придумали».

В законе говорилось о том, кто и что не может делать. Никакие посты не смели занимать бывшие работники, сотрудники и агенты КГБ, люди занимавшие при коммунистах руководящие посты выше, чем районные, члены народной милиции, члены проверочных комиссий и так далее, и так далее. Таким образом, новая Чехия избавилась от феномена так называемых красных директоров, проведя очередную политическую чистку.

Павел Жачек, историк и сотрудник Института по изучению тоталитарных режимов:

Павел ЖачекПавел Жачек «Решение было принято после того, как оказалось, что количество заведенных дел оказалось не таким большим, как в других странах, которые вообще не знали, что с этим делать, но не приняли эту форму».

Свидетельства об отсутствии записей в органах бывшего СтБ до сих пор выдает министерство внутренних дел. Из более 458 000 заявлений лишь 2 процента были признаны «чистыми».

Вспомним случай, когда писателя Милана Кундеру обвинили в сотрудничестве с КГБ. Мол, когда-то кто-то ему сказал, что тому кто-то сообщил, что шпион придет к такому-то забирать свой чемодан. А Кундера пошел в соответствующий орган и рассказал об этом. Тогда все чешские газеты вышли с заголовками «Кундера-доносчик». Так система, изуродовавшая целое поколение, система, которую будто бы давно похоронили, до сих пор дает о себе знать.

Милан КундераМилан Кундера Очень многие чехи до сих пор убеждены в том, что «чистеньких не было», очень многие гордятся тем, что их люстрационное свидетельство в порядке, а некоторые считают, что такой закон нанес гораздо больше вреда, чем принес пользы.

Во-первых, многим в действительности активным агентам и аппаратчикам удалось беспрепятственно обойти этот закон, во-вторых, невозможно доказать, было ли сотрудничество с органами сознательным. Например, известный чешский иммунолог и директор центра молекулярной генетики при Академии Наук Вацлав Горейши, в своей последней записи на блоге с горечью рассказывает:

Вацлав ГорейшиВацлав Горейши «Я знаю замечательного ученого, который попал в списки как «идейный сотрудник». В 80 годах он несколько лет работал в научной лаборатории в одной западной стране и его регулярно вызвали на беседы с секретарем чехословацкого посольства. Без его ведома его наделили партийной кличкой. Так этот ученый нобелевского класса не прошел люстрацию и не смог в Чехии стать ведущим работником. Теперь он уже много лет работает заграницей на высоком посту, а некоторые чехи, которые против него в науке просто гномы, с удовольствием называют его «предателем». «Это дело прошлое, я считаю позором тот факт, что люстрационный закон до сих пор действует», говорит Зденек Йичински, также бывший член Федерального собрания, ныне депутат от ЧСДП.

Привожу статью из толкового словаря обществоведческих терминов Яценко, 1999 года. «Люстрационный закон – антидемократический закон, предусматривающий нарушение прав и свобод граждан страны и преследование людей по политическим мотивам, включая запрет на профессии. В настоящее время чешским примером и идеей создания люстрационного закона интересуются страны, которые совсем недавно вступили на демократический путь – Египет, Ирак или Ливия.