За «Хаме» ответишь!

 

Чешский производитель паштетов «Hame» уже два года ведет судебные тяжбы с российским мясным производителем «Рузком» за копирование их упаковки. Несмотря на то, что суд уже признал «Рузком» виновным, они не торопятся выплачивать чехам 4 миллиона рублей.

Фото: Архив компании HaméФото: Архив компании Hamé ФАС России 7 ноября оштрафовала производителя мясных изделий ОАО «Рузком» на 100 тысяч рублей по статье 14.33 КоАП РФ за недобросовестную конкуренцию в отношении чешской компании ЗАО «Хаме Фудс».

«Hamé» обнаружила своего конкурента на российском рынке еще в конце 2009 года. «Рузком» выпускала паштеты «Наше» в банках, которые внешне копировали банки чешских паштетов чуть ли не один в один. По данным социологического исследования, которое провел ВЦИОМ по заказу ФАС России, большинство покупателей (68-70%) посчитали, что паштеты обладают значительной долей сходства.

«Комиссия ФАС России пришла к выводу, что действия компании «Рузком» вызывают смешение в отношении товара чешского производителя и, тем самым, он приобретает необоснованное преимущество в предпринимательской деятельности и существует возможность причинения убытков чешской компании», — сообщил начальник управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС России Николай Карташов.

Не известно, собирается ли компания-нарушитель выплачивать государству эти деньги, но, похоже, что предписанного арбитражным судом взыскания в размере более 4 миллионов рублей в пользу «Хаме» они пытаются избежать.

««Хаме» обратился в Арбитражный суд Московской области с заявлением о защите своего товарного знака – по сути, мы пытались защитить свое право на ведение цивилизованного бизнеса в России», — рассказывает пресс-секретарь ЗАО «Хаме Фудс» Любовь Полетаева.

«Хаме», как говорится в материалах дела, пыталась обязать ОАО «Рузком» и ЗАО «Лыткаринский мясоперерабатывающий завод» — непосредственного изготовителя паштетов — изъять из оборота и уничтожить за свой счет контрафактные товары, этикетки, упаковки товаров, на которых размещено комбинированное обозначение, включающее словесный элемент «Наше», сходное до степени смешения с товарным знаком «Нamé». Кроме того, взыскать с каждого по 4 299 229 рублей 40 копеек.

Паштет Hamé («Хаме») и паштет «Наше»Паштет Hamé («Хаме») и паштет «Наше» Суд в июле 2010 года компании «Хаме» отказал. Апелляционный суд подтвердил решение первой инстанции. Как рассказала Полетаева, за основу решения была принята экспертиза частного патентного поверенного, который признал, что знаки похожи, но не до степени смешения.

«Альтернативные мнения двух других патентных поверенных о схожести товарных знаков суд во внимание не принял. Суду также предлагалось провести повторную экспертизу в государственном экспертном учреждении для обеспечения беспристрастности результатов», — добавляет пресс-секретарь компании.

Третьим лицом на судебных заседаниях выступало ООО «Вяземское учебно–производственное предприятие Всероссийского общества слепых», впоследствии переименованое в ООО «Банкон». Они утверждали, что ОАО «Рузком» сделало у них заказ на производство литографированных банок по собственному макету общим числом более 300 тысяч. Представитель компании заявил, что заказчик просил сымитировать упаковку паштетов «Hame» наиболее точно. К слову, среди заказчиков ООО «Банкон» значатся обе компании.

Паштеты «Наше»Паштеты «Наше» После того, как банки были изготовлены, «Лыткаринский завод» производил внутреннее содержание, также по заказу ОАО «Рузком», и упаковывал его в эти банки.

В феврале 2011 года история получила новый виток развития: все прежние решения суда были отменены, а дело было снова отправлено на пересмотр. И уже в июне суд признал все претензии чешской компании к ответчикам и удовлетворил иск.

«Нас очень удивило, что мы проиграли первые два процесса, несмотря на то, что все экспертные заключения говорили в нашу пользу. Мы были очень разочарованы и вообще не могли понять, как мы могли проиграть. Возможно, в вышестоящих инстанциях работают более квалифицированные люди, люди, которые оценивают ситуацию как мы», — рассказал генеральный директор ЗАО «Хаме Фудс» Владимир Миеслер.

И «Рузком», и «Лыткаринский завод» с обвинением, конечно, не согласились и выплачивать ничего не собирались, подав на апелляцию.

Источник на заводе, знакомый с ситуаций, но пожелавший остаться неназванным, сообщил, что с обвинением они были не согласны, ведь они выступали лишь производителем внутреннего содержания. Банки же были заказаны, и у них не осталось ни одной банки на складе. Если что-то и было, то все забрал «Рузком», сообщил источник.

Паштеты HaméПаштеты Hamé Суд, согласившись с доводами завода, признал его невиновным и отменил решение о выплате компенсации в пользу чешского производителя. Решение по ОАО «Рузком» было оставлено в силе. Однако, найти теперь эту компанию не так-то просто.

ОАО «Рузком» и ЗАО «Лыткаринский мясоперерабатывающий завод» долгое время входили в одну ГК «Рузком» и даже располагались по одному и тому же адресу в городе Лыткарино Московской области.

По словам источника с завода, они расторгли договор с компанией «Рузком» еще в декабре 2010 года. ОАО «Рузком» перенесло свой головной офис в Воронеж, да там и пропало. На судебных заседаниях они не появляются с июня. На письма от завода не отвечают. Телефонов их нигде нет.

Из числа акционеров ЗАО «Лыткаринский завод» ОАО «Рузком» вышло 22 сентября этого года. Теперь контрольным пакетом (более 79%) владеет кипрская компания «Мерлин Менеджмент Лимитед».

В интернете до сих пор есть сайт ОАО «Рузком», на котором указаны телефоны завода в Лыткарино. По одному из этих телефонов нам ответили, что ОАО «Рузком» вообще больше не существует.

«Я не исключаю, что «Рузком» будет банкротом, неплательщиком, чтобы не платить заявленные требования. То есть это посредник, компания-посредник, которая берет на себя ответственность и потом скрывается, не выполняет фактически требований», — сообщила Любовь Полетаева.

Однако, источник с завода, несмотря на то, что ни на одно письмо из Воронежа так и не пришло ответа, считает, что АО продолжает вести какую-то деятельность и вроде бы пока не объявило себя банкротом.

Пока чешская компания получила лишь моральное удовлетворение от того, что ФАС вынес штраф «Рузкому». Возможность получить 8 миллионов, которые они требовали от обеих компаний, на данный момент кажется очень иллюзорной.