Российский ювелир с Чешского среднегорья

 

Кропотливый труд ювелира Александра Белова во многом сродни работе часовщика. Только вместо часового механизма последние его изделия начинены …монетами. Речь идет о серии яиц в стиле Фаберже, «высиживаемых» по заказу Чешского монетного двора, в выполнении которого кроме российского ювелира с Чешского среднегорья принял участие чувашский медальер Асамат Балтаев.

Александр Белов, Алеш Брикс, Азамат Балтаев (Фото: пресс-сервис Чешского монетного двора)Александр Белов, Алеш Брикс, Азамат Балтаев (Фото: пресс-сервис Чешского монетного двора) Сегодня мы предлагаем вам обещанное с Александром Беловым интервью.

— Требует ли работа над коллекцией Фаберже соблюдения неукоснительных правил, обусловленных традицией, и до какой степени?

— На сто процентов.

— Остается и какое-то пространство для вашего выбора, в чем оно заключается?

— Тема выбиралась мной, рисунок делался моим художником – собственно говоря, мне дочь рисовала. Она нарисовала все 14 эскизов, четыре времени года плюс десять ручных. Все эти эскизы были переданы Чешскому монетному двору (Česká mincovna) и согласованы, один в один не получится, делаем близко к эскизу. В принципе, все технологии эти мне близки, я работаю в старом добротном русском стиле.

— В старом добротном стиле будет выпущено сколько яиц Фаберже?

— Десять ручных – каждый на отдельную тему, и 140 серийных.

— В первом экземпляре, который мы имели возможность видеть, использовались бриллианты и розовые сапфиры – как Вы предполагаете, может возникнуть и интерес, поскольку эта инициатива все-таки реализуется в сотрудничестве с Чешским монетным двором, к использованию в будущих «экспонатах» чешских гранатов?

— Я думал сделать яйцо с чешским гранатом – в принципе, можно, если будет желающий, потому что серия не настолько жестко лимитированная. Эскизы будут вывешены на сайте Чешского монетного двора, и каждый желающий может заказать, что он хочет закрепить в эти яйца.

Фото: пресс-сервис Чешского монетного двораФото: пресс-сервис Чешского монетного двора — Вы работаете в Чехии примерно десять лет, если я не ошибаюсь?

— Четырнадцать лет.

— На протяжении этих лет в вашей работе нашлось применение таким камням как чешский гранат или влтавин?

— Я редко делаю работу с такими камнями как чешский гранат, с влтавином практически не работал, я работаю с камнями первой группы, как они называются. Делал, правда, фотосессию «Чешский гранат» для журнала.

— Что вас в Чехии вдохновляет как ювелира?

— Многое вдохновляет: архитектура, природа – я живу в области Чешского среднегорья, там горы очень красивые, как в Швейцарии, тишина и покой. В Москве — нервотрепка, там так спокойно не поработаешь. А потом я все эти четырнадцать лет пытался выбраться на более высокий уровень, с 2005 года выигрываю первые места.

— Да, можно напомнить о конкурсе «Драгоценность года», организуемом почти, наверное, ежегодно Союзом часовщиков и ювелиров Чехии, в котором вы занимаете призовые места…

— Да, у меня там четыре первых места, четыре третьи и два вторых, то есть десять дипломов в коллекции.

— Какие работы Вы представляли на этот конкурс?

— Разные – то, что оставалось, специально для конкурса ничего не делал. Это были либо уже существующие до того, либо сделанные для жены и дочери украшения из личной коллекции.

— Как позиционирует себя ювелирное искусство в сегодняшнем мире, насколько изменилась его роль, и оно само видоизменилось?

Фото: пресс-сервис Чешского монетного двораФото: пресс-сервис Чешского монетного двора — Сейчас вылезло очень много технологий машинных, компьютерных. Крупные ювелирные фирмы вроде Cartier, Tiffany или Bulgari используют, в основном, массовое производство, а последний год — у меня информация из Москвы, где у меня много друзей-ювелиров, и они говорят, что очень большой спрос на индивидуальную ручную работу, — уже перестали покупать эти фирменные вещи. Особый акцент делается на то, чтобы человек имел конкретное изделие, сделанное только для него, со своим камнем, который он выберет, и в его стиле.

— Чем Вас порадовало сотрудничество с молодым чеканщиком Азаматом Балтаевым (студент Высшей профессиональной школы монетного и медальерского творчества в Яблонце-над-Нисой)?

— Очень интересный человек, хороший художник, он замечательно нарисовал эскиз к этой монете. Монета сделана для Новой Зеландии, потому что Чешский монетный двор как частная компания имеет право выполнять заказы для других государств, у которых нет своего монетного двора. Это полноценная монета весом 31 г, тройская унция. Мы с ним согласовывали стороны монет, там есть определенные правила – размер портрета английской королевы Елизаветы по отношению к диаметру монеты. Мы выбрали хрустальное яйцо Карла Фаберже с, по-моему, Александром III – памятник на коне, но вместо Александра III, в это хрустальное окно вставили портрет Елизаветы, получилось очень красиво.

— Долог ли был ваш путь к работе над коллекцией Фаберже, и что предопределило то обстоятельство, что вы получили этот заказ?

— Первое яйцо я делал для одного сургутского магната, по заказу его друзей, это было в 2002 или 2003 году. Потом делал еще одно яйцо, просто на продажу, а потом сделал яйцо после выставки 2005 года, когда я выиграл в конкурсе первое место. Обо мне писали в одном модном журнале, потом со мной встретилась редактор этого европейского журнала – он выходит в Германии и во Франции, и она предложила мне сделать что-нибудь к годовщине свадьбы принца Чарльза. Я начал делать яйцо, а потом оказалось, что подарить она его не может, потому что определенный статус дарящего должен быть.

— Должны быть соблюдены протокольные и дипломатические правила.

— Да, именно так, а яйцо было наполовину готово, я его потом доделал на выставку, по-моему, 2008 года, сейчас оно у меня дома, но оно весит всего 35 г. Там в центре яйца вместо монеты, как здесь, кулон с большим желто-зеленым турмалином, который вынимается, а в боковинках яйца – серьги: красная эмаль, бриллианты, листочки. Серьги тоже вынимаются. То есть это коробочка для комплекта, но очень дорогая. Все яйца – на сборку одного Чешский монетный двор дал ювелиру десять дней, уникальны и большую часть времени собираются вручную. В осеннем яйце — 25 деталей.

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.