Решение по тендеру о Темелине будет экономическим, верит Росатом

 

На прошлой неделе в Праге проходил Форум поставщиков атомной отрасли «Атомэкс-Европа», в ходе которого был подписан ряд контрактов о российско-чешском сотрудничестве в проектах по сооружению атомных станций. Заместитель генерального директора госкорпорации «Росатом» Кирилл Комаров пообщался с чешскими журналистами, в основном, отвечая на вопросы об участии в тендере на постройку двух блоков чешской АЭС Темелин чешско-российского Консорциума MIR-1200.

АЭС Темелин (Фото: ЧТК)АЭС Темелин (Фото: ЧТК) Недавно из числа участников тендера была исключена французская атомная компания Areva, и сейчас у MIR-1200 остается всего один конкурент – американская компания Westinghouse. Глава чешского МИДа Карел Шварценберг в очередной раз поднял вопрос о риске, который несет в себе возможная победа чешско-российского участника тендера. Чехия стремится снизить свою энергетическую зависимость от России, а победа Консорциума MIR-1200 в тендере может дать прямо противоположный эффект. В этой связи наш вопрос Кириллу Комарову.

— Вы не боитесь, что Росатом не получит заказ по политическим причинам? Как высоко вы оцениваете этот риск?

Кирилл Комаров (Источник: Архив компании Росатом)Кирилл Комаров (Источник: Архив компании Росатом) «Пока у меня нет никаких оснований считать, что это может произойти. Я имею в виду даже не заявления чешских политиков, хотя их было уже очень много – о том, что решение будет строго экономическим. Вопрос – что понимать под экономикой? С нашей точки зрения, максимально корректный расчет экономической эффективности может быть только комплексным. Один вариант – заплатить все деньги за границу, и чешские фирмы не получат ничего, второй – реализовать проект так, чтобы большую часть денег получили чешские компании. И самое главное – наше предложение, по тому, как оно сконструировано, трудно назвать российским. Это предложение реализовать проект по строительству АЭС в Чехии чешскими фирмами. Речь идет, по сути, о передаче российской технологии. Но пока, повторяю, ничто не свидетельствует о том, что кто-то хочет реализовывать проект в политической логике. На мой взгляд, исключение компании Areva из тендера это доказывает».

Гостю из Москвы пришлось подробно отвечать на вопрос о том – какую часть от стоимости заказа – в случае победы в тендере Консорциума MIR-1200, получат чешские компании.

АЭС Темелин (Фото: ЧТК)АЭС Темелин (Фото: ЧТК) «70% денег от тех денег, которые заплатит заказчик. Эти деньги пойдут и на строительные работы, и на производство оборудования. В Чехии будет изготовлено только то оборудование, которое в Чехии изготовлять невыгодно. А то, что носит более серийный характер – насосы, трубопроводы, арматура, подогревательное оборудование, электротехника – это все будет изготовлено в Чехии».

Заместитель гендиректора Росатома также высказал свое мнение по поводу государственной поддержки атомной энергетики.

Фото: Радио ПрагаФото: Радио Прага «Мы твердо верим в то, что каждое государство должно вырабатывать какую-то свою политику. Для таких стран, как Чехия, государственная поддержка атомной энергетики является, на мой взгляд, безальтернативной. Иначе, откуда брать заказы на высокотехнологичную продукцию для вашей промышленности? Можно, конечно, говорить, что Чехия проживет и за счет доходов от туризма, но это значит – похоронить всю промышленность и всю экономику. Только реализация таких проектов, как строительство атомной станции, дает серьезный гарантированный заказ. Мы видим пример очень многих стран, в которых исторически была создана очень серьезная промышленность. Но в них долгое время не реализовывались крупные проекты, и промышленность тихо умирала».

В завершении Кирилл Комаров напомнил, что Темелин для российской стороны – самое важное основание для стратегического сотрудничества с Чехией, для передачи своих технологий. Если тендер будет выигран, логика в таком сотрудничестве есть, если проигран – нет, заявил он.

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.